Сплав по реке У, северный Лаос

С 15 по 22 апреля 2016 года мы с Антоном Владимировичем сплавлялись на плоту из автомобильных камер по реке У (Nam Ou) в провинции Пхонгсали, северный Лаос. По немногочисленным просьбам и приятных воспоминаний ради собрала в этом посте свои тогдашние путевые заметки и фотографии.

Карта маршрута с отметками мест ночёвок:

14 апреля. День 0
Сижу на берегу реки У возле деревеньки Бантай, в которую мы с Антоном Владимировичем прибыли пару дней назад. Отсюда мы собираемся начать сплав по маршруту протяжённостью 100 км до местечка под названием Хатса, где уже начинается цивилизация, и можно спастись автобусом в какой-нибудь Вьентьян.

Половина маршрута проходит через национальный парк Phou Den Din National Bio-Diversity, так что готовимся ко всему: от егерей до лютых зверей. Надеемся поглазеть на аутентичные деревеньки с тётками в красивых шапках и хижины на курьих ножках.

За два дня Антон Владимирович соорудил плот из шести автокамер размера R16 и бамбука, мы закупились бичпакетами, пятью килограммами риса и скудным количеством неаппетитных китайских ништяков, и завтра собираемся отчалить вниз по реке.

Местные не проявляют к нам большого интереса, демонстрируя вполне типичный для лаосцев нейтралитет, разве что дети глазеют временами с моста. Хотя появился какой-то дядька: кружат с Антоном Владимировичем возле плота, руками в воздухе рисуют, пальцами тычут – коннектятся.

Вообще, лаосский менталитет не особо предполагает общение с иностранцами: лао не очень стремятся идти на контакт, практически никто не знает английский даже в городах, а твою пантомиму понять чаще всего и не попытаются. Улыбаются только и головами мотают. Так что покупка риса стала для меня проблемой даже с демонстрацией остатков наших прежних запасов (к слову, на деревню с одной улицей штук шесть магазинов). Пришлось посылать Антона Владимировича, который и добыл нам пропитание.

Итак, всё готово, завтра утром в путь. Рассчитываем проходить километров по 10 в день и преодолеть весь маршрут за полторы недели. Но план примерный, ибо точно неизвестно, какая будет скорость течения, и много ли ждёт препятствий. Посмотрим, что из этого выйдет.

15 апреля. День 1
Сегодня рано утром отчалили из Бантая и почти сразу же преодолели небольшой перекат, а в течение дня ещё несколько. Река во многих местах достаточно глубокая – наши бамбуковые палки длиной где-то 2,5 м до дна не достают. Течение небольшое. Весь день глазели на поросшие джунглями гористые берега, время от времени попадались и люди – на суше и в лодках. На закате решили искать место для стоянки.

Первый день сплава завершился, как оказалось, неподалеку от какой-то деревни: в сумерках местные пошли мимо нас купаться, а в темноте традиционно ватага юношей проследовала с фонарями и подводными «ружьями»-гарпунчиками на ночную рыбалку. Каждый раз поражаемся, как они шарахаются там буквально часами в потёмках, в холодной воде…

На обратном пути рыболовы присели погреться у нашего костра и надавали нам целых восемь рыбёшек – сантиметров по 15-20 длиной. Мы их немедленно зажарили к рису, оставив парочку на завтрак. К слову, рыбёшки оказались вкусными, только съестного в каждой – всего-ничего.

Вечером же устроили момент истины: включили телефон, чтобы оценить по навигатору пройденное расстояние. Оказалось, примерно 7 км. Хорошо бы, чтоб дальше течение пошло пободрее.

16 апреля. День 2
Сегодня преодолели ещё больше перекатов, на некоторых участках они встречались, наверное, каждые 50-100 метров. Иногда приходится слезать одному Антону или нам обоим (на мелководье), и тогда Антон проводит плот через перекат руками, валандаясь за ним и время от времени встречая коленками камни.

Однако течение по-прежнему небольшое, так что прошли примерно столько же, сколько вчера, – около 7 км. Такими темпами наша авантюра рискует растянуться на пару недель.

Сегодня ночуем на одной из охотничьих стоянок: здесь большой каркас из бамбука, рассчитанный на несколько палаток, шалаш, ручей с запрудой, удобное место для костра, и даже оборудовано подобие туалета.

Всё, попьём чай и спать: наше предприятие интересно, но весьма утомительно.

17 апреля. День 3
День не без приключений. Прокололи на одном из перекатов аж две камеры (одна изначально вызывала подозрения в ненадёжности), Антон сейчас заклеивает.

Проплывали мимо основательной стоянки то ли охотников, то ли геологов, а вернее предположить, что одно другому не мешает, и, конечно же, причалили поглядеть. В лагере застали только одну лаосскую женщину, охотников же встретили несколькими часами позже, уже на воде: проплывали навстречу на лодке.

Стоянка наподобие той, на которой мы вчера ночевали, но хорошо обжитая: под большим бамбуковым каркасом с навесом – четыре палатки; имеется генератор, куча посуды и еды, разложено сушиться мясо, на поляне – шкура какого-то козла. Думаю, живётся им там не менее комфортно, чем в деревне, разве что за всякой едой, какую в лесу не изловить, надо время от времени ездить.

Вечером по традиции полезли в навигатор и выяснили, что прошли не меньше 12 км. А ещё, что от деревни Соппонг, где мы рассчитывали дозакупиться бичами, обозначенной на советских военных картах, осталась только та самая стоянка. Так что идея провалилась, мы давно на территории нацпарка и будем обречены часть пути питаться одним рисом.

Зато, выходит, в общей сложности мы преодолели уже примерно четверть запланированного маршрута.

18 апреля. День 4
Ну ооочень насыщенно-утомительный день. В хронологическом порядке: Антон Владимирович поймал на самодельную удочку рыбу, я свалилась на перекате с плота, прокололи две камеры, повстречали двух китайцев, изготавливающих кирпичи, на очередной стоянке я отправила плот в плаванье без пассажиров, но с вещами (Антон Владимирович его успел изловить). В общем, несу сегодня полный дестрой.

Рыба к вечеру успела подпортиться – надо было всё-таки вставать где-то на обед. В следующий раз так и сделаем.

С остановками на ремонт и беседу с китайцами-«кирпичниками» прошли около 8 км.

19 апреля. День 5
День был вновь весьма приключенческий. Антон с утра накопал червей, поймал двух рыбок, которых мы зажарили на обед. По ходу движения встретили двух китайский женщин и двоих китайских мужчин, шедших по берегу. Мы причалили, и китайцы оккупировали наш плот, аж втроём усевшись на него, так что мы уже начали бояться за камеры, но, к счастью, напрасно. Одна из китаянок решила заняться гидростопом и попросила нас прокатить её чуть дальше вдоль берега, что мы и сделали.

Затем мы преодолели какое-то заграждение из бамбучин, в котором была прореха шириной с лодку, так что пришлось помучиться, и Антону как обычно проявить чудеса сноровки. Тут же высадились на берег к браконьерам, которые, завидев нас, почему-то сразу прекратили свои занятия, а ведь как раз ужинать собирались: в кастрюльке, только снятой с огня, что-то явно имелось. Эх, а мы рассчитывали, что нас чем-нибудь покормят… Чем-нибудь, что не рис. Вот оно, вот оно – лаосское «гостеприимство».

Сразу после того, как мы отчалили от браконьеров, нас ждал лютейший перекат из тех, что нам пока довелось преодолеть на этой реке. Я шла по берегу с удочкой, нашими гребельными палками и гермой, а самый трэш, как обычно, переживал Антон Владимирович, проводивший плот через бурлящий и пенящийся перекат.

В общем, приключений хоть отбавляй, хоть и успели пройти всего 6 км. Непонятно, как сегодня умудрились ни одной камеры не порвать.

На завтрак съели последние бичи, так что дальше – только рис со специями, рис со сгущёнкой и китайские ништяки. Поэкспериментировала сегодня, и на ужин сварила рис с сухими сливками. Вполне похоже на рисовую кашу. Эх, жаль, нет под рукой книги «100500 блюд из риса»…

20 апреля. День 6
Наше предприятие становится всё более приключенческим: вчера ночью вдарила адская гроза с градом (!!). Мы охреневали в палатке, слушая, как градины по 2 см в диаметре бьются о тент, и рисуя в голове картины, как на нас вот-вот рухнет какое-нибудь дерево. Ветер трепал пакеты, прикрывавшие рюкзаки, создавая ощущение, что кто-то шерудится рядом.

Всё стихло, но вскоре началось с новой силой. По каменистому берегу буквально бежали потоки воды. Антон выбрался в адище и привязал плот к палатке – вдруг поднимется вода, и его нафиг смоет. Палатка начала промокать снизу, так что мы лежали все сырые и толком не могли уснуть, ибо природная вакханалия продолжалась едва ли не до утра.

К утру река превратилась в грязно-коричневый поток. На этой воде, естественно, пришлось и готовить, так что на завтрак ели рис, представляя, что он с бульоном, а не с лаосской землицей. Обнаружили, кстати, дерево с какими-то фруктами, немного похожими на мангостины: тоже толстая кожура, внутри дольки мякоти, только кожура ярко-красная, а дольки – зелёные. Антон попробовал кусочек, который оказался таким горьким, что он потом ещё минут 15 отплевывался. Поглядев на это, я рисковать не стала.

Хотя плыли сегодня всего полдня, преодолели около 7 км. Пока этот участок был самым сложным. Встретилось несколько сложных перекатов, где моментами плотом было управлять практически нереально: быстрое течение, и стоит обогнуть один большой камень, как тебя уже несёт на другой. Так что наш плот врезался в них несколько раз, раму иногда так корежило, что непонятно, как не сломалась. Всё-таки бамбук весьма прочный материал.

На одном из адских перекатов Антон сломал свою гребельную палку, на другом мы порвали вконец ту самую подозрительную камеру, так что теперь идём на пяти. Но это ничего, с натяжкой даже четырёх хватает.

В общем, измотались мы изрядно и, завидев маленькую деревеньку, встали на днёвку. Здесь буквально четыре домика и несколько хозпостроек типа курятников. Кого у них тут только нет: куры, утки, поросята, куча щенят… Помахали перед местными жителями рисом и котелком, в ответ на это они развели нам костер, но ништяков не надавали. Может, им тут самим особо изысканного есть, конечно, нечего: курицу какую-нибудь раз в неделю режут.

Сижу смотрю на лаосских детей, сигающих с обрыва в коричневую реку и бодро плывущих поперёк и против быстрого течения. Офигеть физподготовка у них. Я бы, наверное, на их месте беспомощно барабала руками, уносимая потоком в неведомые дали.

Но никаких сиганий в реку, сегодня только отдых и подготовка к следующему дню.

21 апреля. День 7
Сегодня неожиданно достигли довольно плотной населёнки, хотя территория нацпарка ещё не кончилась. Немного странное ощущение – после недели уединённости видеть кого-то, помимо охотников, и обжитые места, а не только холмы, поросшие джунглями. Проплыли мимо места впадения реки Кханг в У, что ознаменовало прохождение примерно половины запланированного маршрута.

Сделали остановку у довольно крупной деревни Монхатхин. Магазина там, правда, не оказалось, но Антон купил 10 бичпакетов у какого-то мужичка – видимо, из его собственных запасов.

Адских порогов с гигантскими камнями сегодня не было, хотя несколько перекатов всё же прошли. Вообще, река стала достаточно спокойной, и очень скоро мы узнали, почему. Ближе к вечеру нас ждал сюрприз: мы достигли глобальной стройки, где выяснилось, что китайцы весьма преуспели в строительстве дамбы (мы располагали google-картами только 2015 года, где всё только-только начиналось).

Так что у нас есть два варианта: сойти с маршрута здесь, или наяривать около 10 км на веслах до некой деревни, где, предположительно, водохранилище заканчивается, и начинается нормальное течение. Выбрали второе, посмотрим, что из этого выйдет.

Зато у китайцев оказался прям настоящий супермаркет, где удалось неплохо затариться вкусными ништяками, купить готовой курицы в вакуумной упаковке и даже побаловаться холодными энергетиком и кока-колой.

Место для ночёвки среди затопленных из-за строительства дамбы берегов нашли с трудом, зато там оказались какие-то пустые охотничьи домики, на которые было интересно взглянуть, и удобный ручей. Навигатор беспристрастно показал, что прошли мы сегодня около 7 км.

22 апреля. День 8
Это был ОЧЕНЬ насыщенный день. И начался он с упитанной пиявки в моём спальнике и перемазанной кровью ноги. Как несложно догадаться, тоже моей. Видимо, кровососущее нежно льнуло ко мне всю ночь.

После того как пиявка погибла в костре, мы отправились в путь по водохранилищу, но быстро приуныли, ибо течение мало того, что исчезло вовсе, так ещё и ветер был встречный, и стоило перестать грести, как нас относило назад. Короче, не без сожалений мы приняли стратегическое решение сойти с маршрута и плыть назад к китайцам.

Дело это тоже оказалось непростым, так что по пути застопили какую-то лодку, привязались к ней канатом и договорились, что за бутылку бензина нас дотащат оставшиеся километр-полтора. По прибытии на место лодочник оказался гадким деньгопросом, бился в истерике и требовал 50 тыщ кип. Еле откупились от него не нужной более бичевкой.

На берегу переукомплектовали рюкзаки, горестно оставили плот, который тут же с нашего согласия загребли китайцы, просёкшие, что нам он более ни к чему. Ну что же, очень хорошо, что он не пропадёт, а кому-нибудь послужит. На радостях китайцы позвали с ними пить Beerlao.

Как нам объяснили, автобусов отсюда никаких не ходит, можно спастись до Хатсы лодкой за 100 тыщ кип с носа. У нас оставалось всего 150 тысяч, да и жаба душила, так что решили идти и стопить в надежде когда-нибудь, иншала, добраться до Пхонгсали. С несколькими остановками прошкандыбали 2 км, во время чего я чуть не отдала богу душу, ибо дурацкие лаосские дороги в горку, жара, рюкзак и никудышная физподготовка. Потом же – харе-харе Махадэв – нас подобрал дядька на фуре. Мы не поняли, ясное дело, куда он едет, но главное было преодолеть на колёсах хоть сколько-то, тем более что дело шло к сумеркам.

Дядька-китаец оказался премилым: выдал нам по банке консервированной фасольки и угощал сигаретами. Вообще, у китайцев, похоже, развита какая-то потребительская эмпатия: любители покушать, они не могут не предложить гостю того же. А психологически никотиновая зависимость во многом схожа с пищевой (это вам ещё Аллен Карр бы подтвердил).

Мы и не мечтали добраться до Пхонгсали на одной машине, да ещё в первый же день, чего и не произошло. Случилось нечто куда более крутое: мы оказались – барабанная дробь – в Боннуа!! Круг замкнулся, мы там, откуда начали наше путешествие to the middle of nowhere.

Сегодня ночуем на какой-то бетонной площадке посреди города, а завтра прыгаем в автобус до Луангпрабанга и достигаем наицивилизованнейшей цивилизации!

Happy end.

P.S. Больше фото здесь.

7 способов получить больше пользы от йога-класса

Эти рекомендации пригодятся и тем, кто занимается с инструктором, и самостоятельным практикующим.

Думайте, как начинающий, независимо от того, как долго вы занимаетесь йогой
Эго нередко мешает новичкам меньше, чем опытным практикующим: они не так боятся допустить ошибку, не стесняются задавать «глупые вопросы» и более восприимчивы к инструкциям и особенно поправкам со стороны преподавателя. У опытных занимающихся есть соблазн заняться в классе самопрезентацией, новичкам же нечего предъявить, и они легче концентрируются на деталях выполнения позы.

А ещё неофитами движет азартная любознательность, постарайтесь не терять этот кураж: всегда есть, куда расти, а бесконечность бесконечна и внутрь, и наружу от вас ;).

Выберите подходящее направление йоги
Перед тем как записаться на занятие, убедитесь, что оно соответствует вашим целям и уровню подготовки: некоторые направления, например, Аштанга и пауэр-йога, как правило, требуют более-менее натренированного тела. Что касается целей, не все стили йоги в равной степени будут способствовать, к примеру, развитию силы и выносливости, похудению или спокойствию ума. Как выбрать свой стиль йоги я рассказывала здесь.

Не гонитесь за «луком»
Прежде чем надеть что-то на занятие, проверьте, насколько эта одежда удобна и функциональна. Если штаны красивые, но вам приходится поправлять их после каждого наклона, это обязательно скажется на занятии: вы будете терять концентрацию и чувствовать себя неуверенно. Я не призываю нацепить бабушкины треники и мужнину футболку – на мой взгляд, смотреть на себя в зеркало должно быть приятно, в конце концов, во время практики вам предстоит делать это битый час – но если встаёт выбор между эстетикой и удобством, он должен решаться в пользу последнего.

Подкрепитесь правильно
Не приходите на занятие голодным или, наоборот, с набитым животом: в обоих случаях организму будет не до физнагрузки. Воздержитесь от еды за час-два до класса, а если не успели вовремя поесть, перекусите бананом или батончиком из мюсли.

Придите пораньше и займите место в первом ряду
Чем вы ближе к инструктору, тем лучше вам его видно и слышно, и тем проще сконцентрироваться на своём теле, а не на учениках впереди. Независимо от того, сколько людей в зале, постарайтесь практиковать так, будто вы единственный человек в комнате.

Кроме того, придя заранее, вы успеете настроиться на практику, а не выбрасывать всё лишнее из головы уже в процессе Сурьи Намаскар.

Концентрируйтесь на дыхании
Если чувствуете, что мысли блуждают далеко, вас начинает что-то раздражать или захлёстывают эмоции, верните внимание к дыханию. Это не просто отличный метроном, задающий ритм практике, но и прекрасный объект для медитации, который всегда с нами.

Говорите со своим инструктором
Задавайте вопросы до и после занятия, если вам что-то непонятно, и обязательно сообщите об имеющихся травмах, заболеваниях или беременности. Это необходимости для вашей же безопасности и эффективности в практике.

Для йоги нет понятия «поздно»

Фото: yogadork.com

Набрав в любом интернет-поисковике «йога» и щёлкнув на «Картинки», мы увидим сотни симпатичных стройных людей в порой, казалось бы, немыслимых позах. «Окей, я ещё могу помедитировать, сидя по-турецки, но как завернуться в, хм, Баддха-падмасану, если я даже не могу достать пальцами пол в наклоне?» – спросит человек без спортивного прошлого. Но йога не требует невозможного и не отказывается от начинающих учеников – она не знает понятия «поздно».

Начиная заниматься йогой или любой другой физкультурой, надо понимать базовое её отличие от профессионального спорта. Последний – это история про результаты. Результаты любой ценой, невзирая на травмы и дисбаланс с остальными сферами жизни. Физкультура тоже преследует свои цели, но, можно сказать, противоположные: оздоровление тела и оптимизация его функционирования, органичное вплетение культуры движения, которого многим сейчас так не хватает, в повседневную жизнь человека.

Начать заботиться о своём теле лучше позже, чем никогда, просто необходимо выбрать подходящее направление – то, которое будет соответствовать вашему физическому состоянию, возрасту, возможностям и потребностям. А сменить стиль той же йоги, которые колеблются от очень мягких вроде йога-терапии до жёстких и требовательных вроде аштанги, – никогда не поздно.

Я пришла в йогу в 16 лет, не имея за плечами ни спортивного детства, ни даже визитов в фитнес-клуб. Да, завернуться в позу Лотоса и сесть на шпагат мне было наверняка проще, чем если бы я начала заниматься в 30, но, иди речь о профессиональном спорте, момент начала «карьеры» я бы давным-давно упустила. Спорт учит добиваться своего, невзирая на боль, пот и слёзы; йога учит любить усилия, слушать своё тело и ценить время, проведённое с ним наедине.

В моём представлении правильная йога-тренировка подобна занятиям любовью. Вы начинаете с разминки-прелюдии, во время которой разогреваетесь и налаживаете контакт со своим телом; затем переходите к активной стадии, когда поддерживаете баланс между усилиями и удовольствием (боль – знак остановки); после чего следует завершающая стадия – нежная растяжка и расслабление в Шавасане.

Если после тренировки вы не чувствуете себя – эмоционально и физически – лучше, чем до, значит, что-то пошло не так. Важно не то, как далеко вы продвинули пятку за ухо на последнем занятии, а то, как вы чувствовали себя во время и после этого. Важно научить себя получать удовольствие от движения и общения со своим телом, что, в конечном итоге, ведёт не только к «спортивным результатам», но и, что важнее, к оздоровлению психики и тела и большей удовлетворённости жизнью.

Ванг Вьенг: пати-таун, которого не могло быть

«Если бы тинейдежры правили миром, это могло бы напоминать Ванг Вьенг».
The New Zealand Herald

В начале 1990-х годов коммунистический Лаос открылся иностранному туристу[1], и Ванг Вьенг стал одним из пунктов так называемого Banana Pancake Trail – маршрута, облюбованного ценителями бюджетных путешествий по Юго-Восточной Азии.

Пара улиц, рынок и заброшенная взлётно-посадочная полоса, оставшаяся в наследство от американцев[2], – вот, собственно, и весь город. Зато Ванг Вьенг находится всего в 156 км от столицы и расположен по пути из Вьентьяна в другой популярный у туристов город – Луангпхабанг, так что грех не заскочить. Сначала сюда приезжали наслаждаться видами маленьких, но гордых гор, сельским спокойствием и ползанием по пещерам.

А потом появился тюбинг.

В 1998 году уроженец Ван Вьенга Танонгси Сорангкон (Thanongsi Sorangkoun) приобрёл для волонтёров, работавших на его эко-ферме в четырёх километрах к северу от города, автомобильные камеры. Он решил, что это будет «дешёвый и экологичный способ увидеть реку». Тогда Сорангкон и не догадывался, что эта покупка определит судьбу всего Ванг Вьенга на долгие годы вперёд.

В начале 2000-х сплав по реке Нам Сонг стал набирать популярность, и уже спустя несколько лет вдоль берега выстроились кое-как сколоченные деревянные бары с верёвочными качелями, тарзанками и даже водными горками. От одного такого «причала» к следующему сплавлялись туристы, заправляясь в каждой точке алкоголем или веществами. В барах звучала клубная музыка и предлагались бесплатные шоты местного виски Лао-Лао, которое стоит дешевле, чем вода, и продаётся пляжными ведёрками. Также в меню оказались «happy» pizza и «magic» shake. В какой-то момент на карте города добавилась новая метка «Парк водных развлечений», а какие-то предприимчивые местные жители выпустили футболки с надписью «Тюбинг в Ванг Вьенге, Лаос».

Так за считанные годы крохотный лаосский городок превратился в одну из тусовочных столиц  Юго-Восточной Азии.

В середине 2000-х в районе Ванг Вьенг с населением 51 тысяча человек соотношение туристов и местных жителей составляло примерно 3:1, а в самом городке, где и сосредоточены почти все туристы, в иной день это соотношение достигало поразительного показателя 15:1. Две улицы городка превратились в скопление баров, ресторанов, гестхаусов и турагентств. Большинство туристов приезжало из Европы и Австралии, но встречались и японские студенты, дети южноамериканских богачей, индийские программисты. Несколько десятков европейцев неофициально работали в барах, заводя толпу и поддерживая атмосферу: другие иностранцы доверяли им и не думали о том, что могут пить из пляжного ведёрка бормотуху непонятного происхождения.

Водные развлечения в сочетании с неконтролируемым приёмом веществ и алкоголя, очевидно, нередко приводили к травмам отдельных частей тела, а то и всего туриста целиком.

В 2011 году, к примеру, утонуло 22 иностранца. При этом местные врачи утверждают, что число жертв среди туристов было выше, просто некоторых сразу отправляли во Вьентьян и не фиксировали в Ванг-Вьенгской больнице. По заявлению местного доктора Чита, в 2012 году к ним в больницу ежедневно поступало 5-10 туристов с переломами, инфицированными ранами, интоксикацией от алкоголя или веществ. Причём большинство смертей происходило на одном и том же полном баров участке реки, длина которого меньше 1 км.

Вакханалия с туристами, которые не просто закидывались и бухали, но и разгуливали в бикини и шортах, прилюдно обжимались и горлопанили – короче, вели себя вообще не по местным понятиям – очевидно, сильно изменила жизнь аборигенов. Кто-то недовольно поглядывал в сторону распущенных европейцев и грохочущей из баров музыки, а кто-то (и их много) извлёк из ситуации нехилый профит[3]. С владельцами новоиспечённых кафе и продавцами штанов со слонами всё ясно, но могли ли вы подумать о бизнес-ассоциации, в которой участвовали 1555 близлежащих хозяйств? Хозяйства были разделены на 10 единиц, и каждые 10 дней право сдавать камеры туристам в аренду переходило к очередной единице. Вот так.

Несмотря на то, что ряд местных поднимал (и поднимает, только в новом формате) с туристов немерено бабла, недовольство тоже можно понять. Представьте, что в вашем тихом провинциальном городке стало проходить нечто вроде пхукетских Full moon party, только не раз в четыре недели, а ежедневно. Помимо уже упомянутых шумных вечеринок, поведения и облика туристов[4], местные стали жаловаться на распространение преступности и наркомании среди детей, мусор и вред окружающей среде, а также – внезапно – на то, что в реке завелись злые духи.

В провинции Ванг Вьенг, как и во многих других сельских районах Азии, аборигены придерживаются этакой помеси анимизма с буддизмом, так что местные уверены, что такое количество смертей юных иностранцев просто обязано было приманить какую-нибудь нечисть. Лао начали избегать подходить к реке и использовать её для купания, игр, рыбалки и стирки.

Что до стимуляторов, как признавались местные жители корреспонденту The Guardian, они тоже пьют Лао-Лао, но только по особым случаям. Даже употребление опиума входит в традиционную культуру местных племён, например, хмонов, но в совершенно другом, не «вечеринковом» формате.

Положить конец безудержному веселью мешали, как обычно, коррупция и кумовство.

Многие заведения принадлежали самым влиятельным людям города, взявшим на прикорм  туристическую полицию и чиновников. Однако лавочку всё же пришлось прикрыть незадолго до встречи глав государств Юго-Восточной Азии в Лаосе в 2012 году, когда иностранные послы сообщили лаосским властям, что растущее число смертей иностранцев в пати-тауне вообще некстати. И в третьем квартале 2012 года правительство Лаоса провело в Ванг Вьенге карательную кампанию, закрыв почти все бары вдоль реки.

Тюбинг никуда не делся, хотя и стал гораздо более контролируемым. По словам местных, туристы стали больше времени уделять альпинизму, каякингу и катанию на горных велосипедах. Обстановка в целом стала более спокойной, и туристы, говорят, даже ходят более одетыми.

Хотя число западных гостей снизилось, им на смену пришли туристы из Японии, Китая и Южной Кореи, компенсируя местным финансовые потери. Такая тенденция, однако, породила новую проблему, поскольку туристы из Азии не любят дешёвое жильё и требуют более престижные места для отдыха.

Так что последние года три Ванг Вьенг активно преображается: возле дешёвых basic bungalows появляются домики с роскошной обстановкой и цивильные рестораны вместо алко-нарко-баров. Предприниматели и чиновники позиционируют происходящее как восстановление, возрождение Ванг Вьенга (ну да, конечно, именно так тут всё и было лет 50 назад, ещё до американских бомбёжек). Хотя очевидно, что это  классическая прогрессирующая коммерциализация популярного места, где за чашку нудл-супа, постой и штаны со слонами с каждым годом придётся платить всё больше.

Уже год назад, лёжа в гамаке на террасе бунгало по ту сторону реки нельзя было любоваться городом из-за новых дорогих домиков. Быть может, пройдёт ещё пара-тройка лет, и мы навсегда потеряем этот странный, дикий пати-таун, которого и так не могло быть. Так что устремляйте туда свои стопы, пока не поздно 😉

[1] На самом деле, всякие хиппи облюбовали Лаос ещё в 60-х – Вьентьян тогда был мировой столицей легального опиума. Однако американские ковровые бомбардировки страны во время Вьетнамской войны не пошли на пользу туризму.

[2] В 1964-73 годы, во время Войны во Вьетнаме, американцы построили здесь авиабазу и взлётно-посадочную полосу «Lima site 6», которая использовалась компанией Air America.

[3] Конечно, это касается тех, кто оказался в первом ряду возле кормушки: обычным наёмным работникам приходилось  не всегда сладко. К примеру, корреспондент The Guardian в статье 2012-ого года пишет о 19-летнем юноше по имени Дунгсамон (Doungsamone), который по окончании школы нашёл работу в «большом туристическом ресторане с огромным телевизором», по которому (традиционно для Ванг Вьенга) крутили западные сериалы вроде «Друзей» и «South Park». Бедняга работал с шести утра до часа ночи каждый день за 500 тысяч кипов в месяц. Родители не давали ему вернуться домой, потому что не хотели, чтобы он повторил их судьбу – всю жизнь проработал на рисовой ферме. А хотели, чтобы закрепился в городе и выучил английский.

[4] Лаосская национальная  администрация туризма (the Laos National Tourism Administration) даже запустила специальные «программы информирования», которые просят туристов уважать и соблюдать правила и традиции лаосского народа, а лаосский народ, в свою очередь, просят не копировать поведение туристов. Теперь по всей стране можно встретить этакие типовые комиксы, которые наглядно объясняют, что нельзя купаться нагишом и разгуливать с косяком в зубах в обнимку с полуголой красоткой.

Випассана в Индии: как я слила половину курса

 

Идея второй раз съездить на 10-дневный курс Випассаны пришла ко мне в Варанаси. С предыдущего курса на тот момент прошёл почти год, к тому же, я была наслышана о Випассане в индийских центрах, и отзывы были от самых восхищённых до «больше никогда». Было интересно самой пройти курс медитации на родине Будды.

Зайдя на сайт курсов Випассаны, я обнаружила, что ближайший от нас центр, Dhammachakka, всего в 12 км от Варанаси – в Сарнатхе. Именно в Сарнатхе, как считается, Будда произнёс свою первую проповедь после просветления. Так что я уверовала в символичность и успех своего предприятия.

Любимый мужчина, с которым мы и пребывали в Бенаресе, тоже проходил курс Випассаны, но повторный эксперимент не планировал. Однако, видимо, заразившись моим энтузиазмом, всё же решил присоединиться ко мне. Мы зарегистрировались на курс, который должен был состояться с 18 по 29 января, и принялись усиленно наслаждаться последними денёчками мирской жизни.

Центр Dhammachakka оказался небольшим, зато построенным именно под нужды Випассаны, то есть с разделённой на мужскую и женскую части территорией, с отдельными входами в столовую и дхамма-холл, с комнатами на одного. Учитель и все служащие – индийцы. Среди «сидельцев» – и индийцы, и иностранцы, в соотношении, наверное, 2 к 1, в общей сложности человек 40.

Условия оказались воистину аскетичными. Возможность мытья и стирки, в общем-то, отсутствовала, каждое утро можно было набрать лишь немного горячей воды из кипящего на костре чана. Половина еды для меня была малосъедобной, хотя это уж просто неприятие капризным желудком мемсахиб классической индийской кухни (спасибо, что хотя бы не такой острой, как обычно). В комнате на полу белела пушистая плесень.

Но главной проблемой был холод. Влажность, повсюду тень от построек и деревьев, днём градусов +15, к ночи всё обволакивал сырой, холодный туман. Поскольку мы летели в «жаркую Индию», зимние куртки оставили в Москве у друзей. Так что из тёплых вещей у нас было, наверное, по одной плотной кофте и по спальнику. В итоге лично я мёрзла 24 часа в сутки. Днём на перерывах вопреки всем правилам фигачила что есть мочи в комнате аштангу, чтобы согреться. Ночью залезала под спальник и покрывало с головой, пытаясь своим дыханием хоть немного нагреть воздух.

От жизни такой я буквально на второй день страшно простыла, из-за чего, собственно, и была вынуждена в конце концов ретироваться на шестой день курса.

Принять решение об отъезде было тяжело по многим причинам. Во-первых, имели место чисто эгоистические. Випассана – это вызов самому себе, как бы громко это ни звучало, и моё эго бунтовало, не желая пасовать перед трудностями. Кроме того, первый курс ясно дал мне понять необходимость плавного выхода, который обеспечивается за счёт программы 10-ого дня и 11-ого утра. Вскрыть гнойники ума, а потом выбросить себя с незалеченными ранами в безумный священный Варанаси – не лучшая идея с точки зрения пользы для психики. К тому же, я ещё помнила дивное состояние гармонии и покоя, обретённое на прошлом курсе, и мне очень хотелось воспроизвести его.

Во-вторых, сложно было понять, действительно я разболелась на столько, что оставаться на курсе не просто бесполезно с точки зрения поддержания практики, но и вредно (я собиралась провести в Азии ещё несколько месяцев, причём в активных разъездах, и лечиться было бы проблематично), или это просто взбунтовалась охочая до наслаждений и уставшая от аскетизма часть ума и водит сейчас меня за нос.

В-третьих, я втянула в эту авантюру своего мужчину, и хотя силком не тащила, идея была моя – слиться при таком раскладе ну совсем некрасиво. Мои опасения, кстати, потом подтвердились, когда по возвращении из Сарнатха дорогой рассказал, как поначалу злился, что я свалила и наслаждаюсь тут жизнью, пока он мучается в ледяном аду, по 10 часов в день доводя до ручки свои колени. Он, к тому же, приболел ещё до Випассаны, и на курсе я не могла не следить, как там у него дела – беспокоилась и украдкой поглядывала, что, естественно, отвлекало от медитации.

В-четвёртых, я опасалась в случае побега с курса столкнуться с брезгливостью со стороны знакомых, которые проходили Випассану и понимали, что это такое. Как потом оказалось, и эти опасения не были напрасными.

В общем, индийский курс медитации позволил мне вдоволь насладиться игрищами эго, которые, однако, в конечном итоге привели меня к ряду важных выводов и открытий, позволив второму опыту Випассаны дополнить первый.

Например, даже когда заботу  о тебе, казалось бы, полностью берут на себя другие люди, а для успеха предприятия требуется полное доверие к ним, всё же только ты можешь лучше других понимать, что с тобой происходит, и ответственен за свою жизнь  только ты. Глупость и поражение – не уйти с курса, а наплевать на своё здоровье, лишь бы удовлетворить эго, доказать ему, что ты молодец.

Я научилась меньше стыдиться себя и своих слабостей, научилась более чётко различать, где объективные внешние обстоятельства, которые стоит учитывать и к ним приспосабливаться, а где субъективные косяки, которые можно и нужно проработать.

Поняла важность бытового аспекта Випассаны (о-хо-хо, раньше-то я думала, что чем хуже, тем лучше). Эта практика и так слишком отчётливо заставляет помнить о том, что у тебя есть тело: ноющие колени и копчик, вечно пустой после обеда желудок и прочие прелести. Думаю, условия на Випассане должны быть, насколько возможно, приближены к нейтральным, простите за вынужденную абстрактность формулировки. То есть ты не должен иметь возможность каждый день нежиться в пенной ванне после отбоя, но и еженощно пересчитывать попой каждую пружину на жёсткой постели – не лучший вариант.

Как оказалось, оргмоменты, бытовые условия, здоровье – всё это сильно влияет на эффективность практики медитации. Из-за провалов по этим пунктам в индийском центре мне так и не удалось толком на ней сосредоточиться.

Но большинство этих и других выводов пришли уже после отъезда. До того как сбежать на шестой день, мне предстояло разобраться в себе и с собой договориться. В общем, сошлась на том, что в течение нескольких месяцев снова поеду на курс и пройду его полностью (что наконец недавно осуществила). В завершение скажу, что любой опыт прекрасен, если стараться пройти и осмыслить его максимально честно и искренне перед самим собой.

Випассана: личный опыт. 10 дней в медитации

Фото: pbase.com

Я очень давно хотела написать про Випассану. У меня скопилось несколько незаконченных файлов-черновиков, не считая тонны мелких заметок. Но это настолько сложная и обширная тема, с такой массой нюансов, что я долго не могла решить, как к ней подступиться.

Есть ли смысл описывать личный опыт (ведь это всё равно что описывать трип: всё индивидуально, а потом человек будет спрашивать, почему у него крокодилы не летали), или стоит сконцентрироваться на моих общих выводах и рассуждениях о технике? В итоге остановилась на первом: общих выводов много, а моего опыта ни у кого больше нет).

Конечно, здесь всё приведено в очень сжатом формате. На добросовестного ученика Випассана способна обрушить целый шквал самого разного опыта и наблюдений. Постаралась описать всё, что в принципе поддаётся описанию.

У меня пока было полтора курса Випассаны: один я завершила, а с середины другого ушла. И не как это обычно бывает в таких случаях: не выдержала первый, но «дожала» второй, а наоборот. Причём я затрудняюсь сказать, какой из этих опытов оказался более важным. Пожалуй, они органично дополнили друг друга до цельной картины, создание которой иначе было бы невозможно. Сегодня о первом.

Первый курс я проходила в 2015 году со 2 по 13 апреля под Санкт-Петербургом. К тому моменту на Випассане побывали несколько моих знакомых, и меня толкали на это, наверное, стадный инстинкт и интерес. Перед курсом было страшно. Я паниковала, что не справлюсь, что начну вязнуть в мясорубке ума, да и просто буду тяжело переживать какие-то бытовые моменты типа невозможности курить (я тогда курила), боли в ногах и отсутствия еды после полудня.

В итоге бытовой дискомфорт пропал день на третий, разве что всевозможные вкусняшки ум рисовал до победного конца, а вот собственная голова оказалась куда более тяжким испытанием.

День на 4-5-й я начала часто плакать. По мере того, как я наблюдала за своим дыханием и телом, всплывали тонны обиды, злости, разочарования, и всё это выливалось в плач. Такая эмоциональная детоксикация, что-то на грани психосоматики. При этом я была как бы отстранена от эмоций, «включился» наблюдатель, как это иногда называют. Иногда всплывали воспоминания из раннего детства, казалось бы (а может, так и есть), совсем незначительные, вроде сцены из мультфильма. Некоторые воспоминания и эмоции было словно «запечатаны» в определённых участках тела: когда я в очередной раз доходила, например, до сгиба локтя, в голове вспыхивала одна и та же сцена. А если физическое напряжение в какой-то момент снималось, «отпускала» и ситуация.

Во сне работа продолжалась. Спала я, в общем-то, всё равно мало: по 4-5 часов, и этого хватало: пожалуй, никогда больше не вставала настолько бодрой, с такой чистой и ясной головой. Считается, что хорошие ученики на Випассане вообще почти не спят, потому что сон, прежде всего, нужен беспокойному уму, а телу достаточно физического расслабления. Так вот. Во-первых, во сне начали прорабатываться страхи, которые вылезали наружу за день, причём даже сюжет реализации страха порой совпадал почти один в один с тем, что я себе напридумывала. Например, начинаю на медитации паниковать, что любимый мужчина уйдёт к бывшей женщине. И во сне, аки наяву, вижу: точно, ушёл. Ну да, очень плохо. Сон-то ещё такой реалистичный, плотный, что ли. Но вроде как произошло всё уже, бояться больше нечего. Во-вторых, почти каждую ночь удавалось выходить в осознанные сновидения. Обычно получается в лучшем случае раз в несколько месяцев.

Признаюсь, одно правило я нарушала. На Випассане нельзя заниматься ничем, кроме Випассаны, я же время от времени делала короткие заметки в блокноте. Во-первых, в условиях информационной депривации, вынужденный наконец хорошенько обработать уже имеющиеся данные, ум выдавал исключительно блестящие идеи – жалко было бы забыть. Во-вторых, иногда ум цеплялся за особо, на его взгляд, гениальную идею и развивал её, и развивал. А выписывание задумки на бумагу как бы переносило её из головы на склад, до более подходящего для обдумывания поствипассановского времени.

Вообще, Випассана помогает понять, насколько наша жизнь зависит от нас самих. Снаружи ничего не менялось: холодная погода, боль в ногах, аскетичное питание. Но с каждым днём я чувствовала себя всё спокойнее и счастливее. По сути, только за счёт работы с собственным умом. За 10 дней я разгребла огромные завалы обид, страхов, злости, и принялась состоять из сплошного спокойствия. Этот эффект держался ещё несколько недель, постепенно идя на спад – что вполне нормально, ведь ничто не постоянно, и любое состояние нуждается в поддержании. Поэтому, если хочется зафиксировать эффект от Випассаны, необходимо продолжать регулярно практиковать после курса в рекомендованном этой системой формате (что я делаю в слишком вольной интерпретации) и ездить на повторные курсы раз в год.

Последнее я и решила провернуть в январе 2016 года, когда оказалась неподалёку от Випассана-центра в Сарнатхе (Индия) – городке, где, согласно преданиям, Будда прочёл свою первую проповедь. О том, как я не прошла второй курс Випассаны, – в следующей статье.

Лаос: обзор

Я, как и, наверное, большинство бэкпэкеров, попала в Лаос после Таиланда, и первые эмоции были: 1) ух ты, багеты на автостанции! 2) какая немноголюдная столица; 3) почему всё дороже и хуже?

Лаос – небогатая аграрная страна: 51% ВВП приходится на долю сельского и лесного хозяйств, 19% – это ремесленные промыслы, и всего 5% – промышленность. Кстати, это одна из немногих стран, официально не отказавшихся от марксизма-ленинизма, но взявших курс на рыночную экономику.

Товары несельскохозяйственного сектора, по большей части, ввозятся из Таиланда и Китая, и, если сравнивать цены в Тае, в Лаосе они процентов на 10-20 выше. Вообще, приехав в Лаос из Таиланда, чувствуется, что дороже и хуже всё: гостиницы, байки, еда (кухня очень похожа, но если в тайском нудл супе будет нормальное мясо, в лаосском туда до кучи напихают каких-нибудь субпродуктов).

Рынок во Вьентьяне

Железных дорог здесь нет, автомобильные такие, что будете со слезой умиления вспоминать разбитый асфальт родного Серпухова. Правда, между ключевыми пунктами вроде Вьентьяна, Луангпхабанга и Паксе, в основном, уже сделаны хорошие дороги, в других частях страны приглашённые китайцы тоже потихоньку ведут работы.

Лаос, прямо скажем, немноголюден: в 2013 году численность населения составляла около 6,8 млн при площади страны почти 238 тысяч км². «Настоящих» городов здесь немного, большая часть, скорее, похожа на посёлки (впрочем, по сути, они ими и являются), городского населения всего 33%. И даже центр столицы – Вьентьян – создаёт ощущение спального района, с немногочисленными прохожими и транспортом. Кстати, лаосцы – ребята в плане иностранцев необщительные. С английским здесь печально, разве что в гостиницах понимают, чего ты хочешь, да и то не в провинциальных. И вообще, до чужеземцев лао особо дела нет, первыми на контакт они обычно не идут.

Лаосские рыбаки на долблёной лодке

Интересная ситуация в Лаосе с ощущением государственных границ. Например, во Вьентьяне и близлежащих местах, что неподалёку от границы с Таиландом, у вас вполне могут принять к оплате тайские баты, и импортные товары здесь, в основном, тайские. А вот на севере страны, где рукой подать до Китая, у населения в ходу юани, вокруг тебя китайцы, товары тоже понятно откуда.

Что касается достопримечательностей, то это, конечно, буддистские храмы и ступы. Имеются новоделы и не вполне удачные реставрации. Попадается цыганщина типа национального символа Лаоса Тхат-Луанга (причины моей «претензии» по фоткам непонятны, надо вживую смотреть).

Тхат Луанг

Но но но. Красивейшая природа, самобытность, возможность побыть действительно вдали от цивилизации (и даже взглянуть на быт местных племён), а не то, что обычно имеют в виду буклеты турагентств. Природу лучше смотреть на севере страны, но если нет возможности забраться далеко, заберитесь хотя бы в Ванг Вьенг – это всего 160 км от столицы, зато есть идиллические пейзажи с красивейшими, хоть и невысокими горами. А ещё это, как ни странно, одна из тусовочных столиц ЮВА благодаря демократичным барам и речному тюбингу. И, кстати, шопинг здесь дешевле, чем во Вьентьяне и, тем более, Луангпхабанге, а ассортимент по всей стране более-менее одинаковый.

Ванг Вьенг

Лаос – не сахарная булочка, и не обязан каждой чертой нравиться всем, в том числе мне. И, несмотря на ряд особенностей, я бы с удовольствием вернулась сюда снова: прогуляться по улицам Луангпхабанга, с их храмами и кафешками, зависнуть на недельку в Ванг Вьенге в гамаке с видом на поля, горы и плывущих на автомобильных камерах захмелевших туристов, сплавиться по реке, даже не неделю, а две. А ещё съездила бы в «хвост» Лаоса – на юг, там я не была.

Шавасана: правила «умирания»

Сколько йогов, столько и способов лечь в Шавасану. Опишу тот, который выработался у меня с годами личной практики и преподавания и стал излюбленным.

Надеюсь, вы успели прочитать, почему не стоит пренебрегать Шавасаной, и какие именно функции и преимущества она несёт. В этой статье переходим от теории к практике. Вы можете использовать приведённую методику в «первозданном» виде или вносить персональные коррективы – мы все разные, и порой нужно проявить изобретательность, чтобы достичь наилучшего результата ;).

Подготовка

Вы наверняка разогреты после тренировки, но во время Шавасаны все процессы в нашем теле замедляются, что приводит к его остыванию. Поэтому лучше сразу наденьте кофту и носки или накиньте плед.

В идеале Шавасана должна проходить в абсолютной тишине, но чаще всего это невозможно. Я не включаю музыку, если до меня доносятся только естественные звуки – шум моря, например. Но такая идиллия случается редко, и в условиях городской среды, когда вместо тишины придётся слушать голоса из телевизора в соседней квартире или шум автомобилей за окном, я предпочитаю включить негромкую спокойную музыку – обычно мантры.

Прежде чем приступать к Шавасане, установите таймер. Из часового занятия на Позу трупа стоит выделять по меньшей мере 10 минут. А многие преподаватели настаивают на том, что время нахождения в этой позе должно составлять половину времени, затраченного на активную часть тренировки.

Выполнение

1. Садимся в центр коврика. Стопы на полу, колени возле груди. Придерживаясь за колени руками, сначала тянемся макушкой вверх, вытягивая позвоночник, а затем округляем спину и начинаем плавно «раскатывать» её по полу позвонок за позвонком, прижимая поясницу к полу. Сразу изящно и играючи это может не получиться, если у вас слабые мышцы пресса и недостаточно гибкая спина. Однако при правильном подходе йога позволяет справляться с этими недостатками.

2. После того как вы опустились на коврик, расположите руки под углом примерно 45° по отношению к туловищу ладонями вверх. Стопы пока остаются на полу, колени продолжают смотреть вверх. Закройте глаза. Когда почувствуете, что спина расслабилась, медленно вытяните ноги одну за другой, потяните стопы на себя, а затем расслабьте и позвольте «развалиться» в стороны, но не разводите их слишком далеко друг от друга – расстояния в пределах 30 см будет вполне достаточно.

3. Постарайтесь как можно лучше отцентрировать все части тела, тогда расслабление будет более гармоничным и эффективным. Представьте, как все мышцы как бы «стекают», глаза расслабляются, опускаясь к задней части глазниц. Теперь не двигайтесь и не открывайте глаза, пока не услышите таймер или голос учителя.

4. Сперва сконцентрируйтесь на дыхании. Не контролируйте его, просто наблюдайте. Наблюдайте за тем, как вздымается грудь и живот, чувствуйте движение воздуха над верхней губой. Теперь нужно «пройтись внутренним взором» по всему телу. Сначала направьте внимание на кончики пальцев ног и скользите вверх до самой макушки, стараясь не пропустить ни одного участка. From top to bottom, from bottom to top, как не устаёт повторять на Випассане Гоенка. Первые разы можете диктовать про себя части тела, если вам совсем сложно сосредоточиться, но от этой привычки (так как это часть внутреннего диалога, а думать мысли в Шавасане нужно избегать) стоит избавиться, как только вы почувствуете, что всё начало получаться. «Пройдитесь» так несколько раз – от пальцев до макушки и обратно.

5. Услышав сигнал таймера,  сперва слегка пошевелите пальцами рук и ног, затем стопами и кистями, можно плавно, с небольшой амплитудой подвигать из стороны в сторону головой. Подтяните колени к груди и обхватите их руками, покачайтесь из стороны в сторону пару-тройку раз и перекатитесь на правый бок. Сядьте на коврике со скрещенными ногами или в Позе ученика (пятки под ягодицами, ладони на коленях). Понаблюдайте за ощущениями, затем медленно откройте глаза. Поднимайтесь, когда будете готовы.

Если «не получается»

Сложности с Шавасаной бывают, в основном, четырёх видов.

Засыпание
Мне неоднократно приходилось слышать блаженное посапывание на своих занятиях, и я даже отчасти восхищаюсь теми, кто обладает способностью погрузиться в дрёму всего за пару минут. Но в случае Шавасаны они не соблюдают главный постулат йоговского расслабления: Поза трупа – это не просто Неподвижность, это Наблюдательность. Это сон тела, но кристальное бодрствование ума. Если вы проваливаетесь в сон, это говорит о недостатке концентрации, так что учитесь сосредоточиваться. Либо вы действительно тотально измотаны работой, домашним хозяйством или всем вместе, и не вполне ясно, как вы вообще выдержали часовой класс.

Усилие
Есть и те, кто честно старается расслабиться, но у них ничего не выходит. И в этом случае ключевая ошибка как раз в старании, попытках «насильного» расслабления. Но решение гениально и просто: не надо заставлять, приказывать, уговаривать своё туловище и конечности. Достаточно, как уже упоминалось, поочерёдно концентрировать на частях тела своё внимание. По мере скольжения вашего «внутреннего взора» по ним участки тела будут расслабляться. К сожалению, у меня нет строго научного объяснения этому явлению, но оно работает, и это лучший повод применить метод на практике. А ещё стоит запомнить, что умение расслабляться поддаётся тренировке точно так же, как любое другое: сейчас я могу буквально за несколько минут оказаться «в невесомости», но ничем подобным я бы не похвасталась ещё пару лет назад. И, да: если некоторые части инструкций преподавателя во время выполнения Шавасаны вы не понимаете, одно лишь направление внимания в часть тела, о которой идёт речь, даст эффект.

Мыслемешалка
Не старайтесь остановить поток мыслей, это борьба с ветряными мельницами. Концентрируйтесь на теле, работайте только с телом, и в какой-то момент вы с удивлением обнаружите, что лихорадка ума спадает, а возможно, вам даже удастся поймать несколько мгновений блаженной внутренней тишины. Это необязательно произойдёт на одном из первых занятий: все мы обладаем разной способностью расслабляться, дайте себе время. Тело и ум неразрывно связаны: любая мысль, эмоция, чувство немедленно выражается в реакции тела, пусть и не всегда заметной, если не «прислушиваться» специально. Прочувствовать это, по моему опыту, ярче и лучше всего помогает Випассана. Например, в один из дней курса я заметила, что при всплывании в уме одного неприятного воспоминания у меня напрягается часть мышцы у внутреннего сгиба правого локтя, как будто воспоминание было туда «впечатано». И чем больше внимания я уделяла этому участку тела, тем больше «отпускала» меня ситуация.

Страх
Чем острее ваше внимание, направленное на осознавание вашего тела, тем более глубокого расслабления вам удаётся достичь. Чем глубже расслабление – тем слабее контроль над телом и связь с ним. Пусть вас не смущает кажущаяся парадоксальность – с практикой эти процессы станут понятнее. Многих пугает в Шавасане именно такая потеря контроля – кажется, будто наступил паралич или ещё что-нибудь ужасное. Это связано со страхом смерти. И, наверное, всё, что с этим можно сделать, это не позволять ему вас сковывать. Будет появляться желание пошевелить рукой или ногой, открыть глаза – желание удостовериться: «я не умираю». Если чувствуете, что не в силах переживать захлестнувшие эмоции, как можно более плавно выйдите из позы по описанному выше алгоритму или по тому, который вам больше нравится.

8 обыденных для лаосца вещей, которые заставят вас изумиться

Норма – понятие относительное. Проехав Лаос от столицы до малонаселённых джунглей, можно встретить массу явлений, которые удивят иностранного путешественника.

Огненные шары, вылетающие из реки
Этот природный феномен можно наблюдать, например, стоя на набережной лаосского Вьентьяна или таиландского Нонгкхая. Несколько раз в год из реки Меконг поднимаются светящиеся шары и, взмывая на 10-20 метров над поверхностью воды, исчезают. Чаще всего это «фаер-шоу» видят в октябре, тогда же устраивается и посвящённый шарам праздник. Причины возникновения феномена до конца непонятны, есть мнение, что шары появляются в результате брожения переносимой рекой взвеси, которая возгорается в результате определённых атмосферных условий. Согласно же местным поверьям, это шерудятся обитатели реки – мифические змееподобные существа наги.

Самобытные племена вдали от цивилизации

В течение недели я и мой друг сплавлялись по реке У на севере Лаоса, и часть нашего маршрута пролегала через территорию нацпарка, где мы смогли  побывать в паре по-настоящему аутентичных деревень, в которых люди годами живут вдали от цивилизации. Они питаются только тем, что выращивают сами, а домами им служат самодельные маленькие хижины из бамбука. Мужчины и юноши охотятся в джунглях, а любимое развлечение маленьких детей – ночная ловля рыбы при помощи простеньких самодельных ружей для подводной охоты.

Речной тюбинг
Городок Ванг Вьенг славится как самое тусовочное место Лаоса, и свою популярность он обрёл, в частности, благодаря сплаву на автомобильных камерах по речушке Нам Сонг (или просто Сонг). Как правило, данный аттракцион пользуется спросом среди любителей спиртного и иного рода веществ. На старте каждому выдают по камере и пускают в небольшое плаванье по мелкой речушке, по берегам которой выстроились бары, готовые пришвартовать посетителя, а затем отправить к следующем заведению. Когда-то Ванг Вьенг был ничем не выдающимся лаосским городком, но в 90-е годы волонтёры, работавшие на ферме в четырёх километрах к северу от города, придумали себе развлечение. Точнее, сперва камеры, которые выдал им фермер, использовались для того, чтобы быстро добираться до  Ванг Вьенга, но в какой-то момент это простое и копеечное средство передвижения превратилось в развлечение, уже принёсшее местному населению и властям немало недовольства и хлопот.

Пятиминутный уличный маникюр

Пять минут на маникюр? Лаосская женщина скажет «легко» и немедленно устроится возле вас со всем необходимым. В столице Лаоса Вьентьяне дамы с небольшими корзинками, в которых прячутся маникюрные инструменты и лаки для ногтей, встречаются едва ли не на каждом шагу. Много таких «уличных маникюрш» на городской автостанции, где в ожидании автобуса женщины с удовольствием соглашаются экстренно привести ногти в порядок за небольшую плату. Кстати, стоимость колеблется от 10 до 20 тысяч кип, что в соответствии с нынешним курсом – примерно 70-140 рублей. Мне кажется, что в России за такие деньги мастера не сыскать даже в глубокой провинции. Правда, на своём опыте я бы такой маникюр оценила на троечку: мастер не слишком ровно обкромсала кутикулу, покрытие легло тоже не идеально. Зато дёшево, экстремально и ушло на всё про всё не больше 10 минут.

Божественные французские круассаны
Не удивляйтесь: воздушные булочки действительно не назовёшь лаосским национальным блюдом, однако французы за 50 лет господства успели проникнуть, наверное, во все сферы местной жизни. В том числе вот научили лаосцев печь восхитительные круассаны и подавать их с не менее восхитительным кофе. Самые лучшие в стране кофейни однозначно в Луангпхабанге – вот где точно Ock pop Tok, что в переводе с лаосского означает «Восток встречает Запад». А во Вьентьяне можно попробовать отменные багеты – классические или с колоритной начинкой, приправленной острым соусом.

Жареные белки и варёный бамбук

Не думайте, что лаосцы питаются сплошными круассанами с кофе. Лаос – сельскохозяйственная страна, и притом не особо богатая. Так что часто в пищу здесь идёт то, что, например, жители более успешного соседа Лаоса – Таиланда – есть и не подумают. Сиротливо покоящихся на прилавках подрумяненных грызунов мне, признаться, отведать так и не захотелось, а вот нарезанные стебли бамбука мы с другом как-то попробовали на провинциальной автостанции. Могу сказать, что часть кусков пресная, часть – горькая, и есть их снова я бы стала только с большой голодухи.

Национальные костюмы в стиле Коко Шанель
Ныне популярные у мадам Лаоса юбки длиной «три четверти» и изящные приталенные пиджаки наверняка одобрила бы сама законодательница французской моды. Ещё одно семя европейской цивилизации взошло на культурной почве Лаоса, смешавшись с традиционными местными узорами и яркими насыщенными цветами, которые так любят азиаты. Вообще, во внешнем виде местных женщин почти всегда присутствует хотя бы одна деталь, явно призванная придать образу элегантности. Часто это проявляется довольно неожиданно: например, девушка может быть одета в «адики» и олимпийку, зато на её плече будет висеть классическая кожаная сумочка.

Чудовищные дороги

Тот, кто решил, что у России две проблемы – дураки и дороги, точно не был в Лаосе. Не скажу за дураков, но только в Лаосе я узнала, что меня может укачивать в транспорте. Ландшафт страны состоит из невысоких холмов и гор, в связи с чем дороги извилистые и кое-где идут по серпантину. Прибавьте к этому в принципе их плохое состояние и получите попоотбойную тряску и среднюю скорость 30-40 км/час. Правда, на трассах между ключевыми пунктами вроде Вьентьяна, Луангпхабанга и Паксе ситуация не столь плачевная, да и в других частях страны приглашённые китайцы потихоньку строят качественные дороги. Так что надежда на позитивные перемены не призрачна.

Шавасана: искусство расслабления

 

Представьте сувенир – стеклянный шар с «падающим снегом» внутри. Во время активной практики йоги вы «переворачиваете шар»: активизируете всё своё тело. Шавасана позволяет «снегу» вновь осесть: успокоить мышцы и нервную систему.

Многие искренне любят Шавасану, отмечая после занятий, как прекрасно им удалось расслабить тело и снять психическое напряжение. Но есть и те, кто не видит пользы в том, чтобы «просто лежать на полу». Однако не стоит рассматривать Шавасану как нечто второстепенное: при всей кажущейся простоте с должным подходом она позволяет уравновесить практику, снять мышечные зажимы и притормозить мыслемешалку.  Мне самой сбалансированное занятие, в котором удачно сочетаются активные разогревающие упражнения, растяжка и расслабление, даёт на выходе эффект массажа: в процессе выполнения финальной Шавасаны я чувствую, как равномерно промято и разогрето всё тело. Это не говоря уже о довольно частом приятном бонусе в виде разрешения беспокоящего вопроса, отпускании мелкой проблемы и прочих скорее психоэмоциональных, нежели физиологических моментов.

Из часового занятия на Шавасану стоит выделять по меньшей мере 8-10 минут. А многие преподаватели настаивают на том, что время нахождения в этой позе должно составлять половину времени, затраченного на активную часть тренировки.

Физическое расслабление
Кто-то точно отметил, что два столпа Шавасаны – это Неподвижность и Наблюдательность. В Позе трупа ваше тело спит, но ум бодрствует и наблюдает. Простое наблюдение за телом творит чудеса: по мере того, как вы скользите «внутренним взором» от кончиков пальцев до макушки и обратно, мышечные зажимы, напряжения исчезают. «Пройдитесь» так по всему телу столько раз, сколько необходимо, задержитесь на тех местах, которые кажутся «слепыми пятнами» (где вы, как кажется, не можете ничего почувствовать), и на тех, где узлы напряжения никак не могут «развязаться». Даже если вы ложитесь в Шавасану, будучи абсолютно уверенными в своей полной расслабленности, очень быстро с удивлением обнаружите, как расслабляются сдвинутые брови, поджатые губы или напряжённые пальчики ног. Даже если вы не разгружаете днями напролёт вагоны, стресс и сидячий образ жизни создают малозаметное, но перманентное мышечное напряжение. Интенсивная практика, включающая в себя силовые асаны, – отличный способ поддержать себя в форме и частично снять стресс. Но в некоторых случаях такое занятие, если оно лишено расслабляющей части, только усугубит имеющиеся узелки напряжения. Можно, кстати, взять себе в пример практикующих Шивананда-йогу, которые вообще укладываются ненадолго в Шавасану по несколько раз в течение занятия.

Психическое расслабление
В 70-е годы один из гарвардских врачей, Герберт Бенсон, изучал эффекты медитации, йоги и других восточных практик релаксации с целью применения их в борьбе со стрессами, типичными для жителей Запада. Бенсон обнаружил, что, в частности, Шавасана помогает замедлить сердцебиение, уменьшить частоту дыхания, снизить потребление кислорода и кровяное давление (если оно было повышено). Он и его коллеги доказали, что, расслабляясь, практикующие погружаются в гипометаболизм – аналог сна без засыпания, состояние, в котором энергетические запасы расходуются в замедленном режиме, состояние, которое помогает эффективно восстанавливать жизненные силы. Например, считается, что на Випассане (практика, также полностью построенная на наблюдении за своим телом) лучшие ученики почти не спят, так как телу практически не нужен сон как таковой, ему нужен физический отдых (например, лёжа на спине в абсолютно расслабленной позе). Сон нужен такой части тела, как мозг, а ещё уму. Но если человек добросовестно практикует, ум не загружен 16 часов в сутки адской мыслемешалкой, и на восстановление ему нужно гораздо меньше времени. Я на первом курсе Випассаны отлично высыпалась за 4 — максимум 5 часов – дольше спать просто не получалось, при этом я никогда в жизни не вставала настолько бодрой, с такой лёгкой головой и подвижным телом. Нередко во время финальной Шавасаны у меня в голове всплывают и разрешаются мелкие проблемы, обнаруживаются ответы на поставленные в последнее время вопросы или прорабатываются негативные эмоции. Шавасана позволяет сделать некую «уборку» в голове, но она должна проходит органично: не думайте те мысли, которые приходят в голову, но и не гоните их насильно – это борьба с ветряными мельницами. Постарайтесь наблюдать за мыслями, как за телесными ощущениями, и они растворятся, когда придёт время.

В процессе нахождения в Шавасане можно выделить три стадии.

Первая – физическое расслабление, когда ваш ум всё еще активен, цепляется за мысли и физические ощущения, реагирует на микродвижения мышц. Но постепенно дыхание становится более спокойным и поверхностным, сердцебиение замедляется, а возникновение мыслей напоминает скорее рябь на гладкой поверхности воды, чем бурлящие волны.

На второй стадии становится интереснее: восприятие внешнего мира притупляется, звуки, физические ощущения воспринимаются отстранённо. Ум никогда не успокаивается полностью, но его активность снижается по мере того, как вы ослабляете связь с физическим телом. Постепенно оказывается, что движение мыслей можно наблюдать так же, как, например, поток дыхания.

На третьей стадии тело спит, а ум наблюдает. Однажды, после первого курса Випассаны, у меня была совершенно восхитительная Шавасана. Я делала её в поезде и моё тело полностью «уснуло». Я поняла это, когда мой ум отслеживал соскальзывание руки с полки и её падение, и при этом совершенно не контролировал это действие. Многих, кстати, пугает в Шавасане именно такая потеря контроля – кажется, будто наступил паралич или ещё что-нибудь ужасное. Это связано со страхом смерти. И, наверное, всё, что с этим можно сделать, это не позволять ему вас сковывать. Короче, «полностью пробуждённый, полный страха, благоговения и безусловной решимости». Ну вы поняли.

На фоне вышесказанного предлагаю не просто перестать мыслить Шавасану как необязательную  завершающую позу, но рассматривать всю свою практику как подготовку к йоге максимально возможного расслабления. Хотя бы иногда. Потому что чо там, попу красивую тоже хочется.

P.S. О правилах «умирания», распространённых ошибках, сложностях и способах их преодоления – в следующей статье.