Глава 1. §4. Представление вселенной каулы

Ряд источников приписывают реформирование кулы, которое привело к возникновению каулы, Матсьендранатху (Мачанде) – сиддхе, который включил учения и практики группы под названием Каула Йогини в свою Каула-джняна-нирнаю. По этой причине в более поздних работах он указывается как основатель каулы. Представление отобранных отрывков из Каула-джняна-нирнаи будет иметь важное значение для данного исследования, потому что Каула-джняна-нирная, возможно, – основополагающий из свода текстов каулы, и потому что она предлагает наиболее полные и ясные описания легендарных источников Каулы, специфических доктрин и практик, главных действующих лиц – сиддх и вир, а также йогинь. Как известно, этот текст издал в 1934 году Прабодх Чандра Багчи на основе единственной дошедшей до нас рукописи, хранившейся в Непальском национальном архиве, создание которой Багчи датировал серединой XI века[1]. Основополагающая роль Матьсендры в «Йогини-каула-мате» – «Доктрине клана Сынов йогинь» – была признана в источниках кубджики[2], тогда как Абхинавагупта воспевал Матсьендру как открывателя каулы[3]. На основе этих упоминаний я предпочитаю датировать Каула-джняна-нирнаю IX или X веком. По существу, этот труд появился в одно время, если не ранее, с такими основными текстами каулы, как Джаядратха-ямала, Брахма-ямала-пикумата, Тантрасадбхава, Малини-виджайоттара-тантра, Сиддхайогисваримата, Нетра-тантра, Свачандабхайрава-тантра, и Кубджика-мата[4]. Это гораздо раньше, чем основные тексты «тантрического возрождения» XIII и XIV веков, такие как Рудраямала-тантра[5], Кулачудамани-тантра, Куларнава-тантра, Сарадатилака и другие. Две ещё более поздние работы, на которые, тем не менее, я буду ссылаться на данных страницах, – это Йони-тантра[6], а также Каулавали-нирная Джнянананды Парамахамсы[7], датируемые XVI-XVII веками. Эти труды представляют ещё более позднее тантрическое возрождение, которое было основано, вероятно, в Восточной Индии и, возможно, являлось одним из источников «Тантрического Ренессанса», который имел место в долине Катманду при династии царей Малла[8].

Читая Каула-джняна-нирнаю поражаешься согласованности и полноте системы каулы как корпуса практик, охватывающего человеческие, божественные и полубожественные сферы бытия. В 16 главе данной книги будет показано, как Шакта-Шайва концепция каулы как «клана» или «семьи», чьи линии протянуты от великого бога Шивы-Бхайравы к каждому из посвящённых, становится ясной из редких космогонических (или этногенетических) мифов индуистского тантрического корпуса. Эта космогония, представленная в форме генеалогии, делится на две части и пересекается с другим мифом, что свидетельствует об утрачивании и восстановлении писаний каулы в Кали-югу. Этот миф будет подробно обсуждаться в главе 4; здесь мы сфокусируемся на космогонии каулы, которая начинается с божественного повествователя, отождествляющего себя с парамам таттвам, «наивысшей сущностью» вселенной[9]:

«Я Наивысшая Сущность, я Бхайрава [каулы], я Садашива, Верховный, Шрикантха и Рудра[10]. Я рыбак… Я Господин мужественных героев… Я разрушаю всю вселенную, (поэтому) я Разрушитель (самхара). О, Госпожа клана! Затем я Источник (срастара) созидательного излучения подвижных и неподвижных существ… Я непрерывно оберегаю упорядоченную вселенную, поэтому я Поддерживающий порядок (видхан)»[11].

Здесь Бхайрава представляет список шести других имён, под которыми он известен, основывающихся, как представляется, на причудливой этимологии: он также зовётся Вишвапада, Вичитра, Шверапада, Бхангапада, Бхаттарака-Бхаттапада и Рурупада[12]. Затем он начинает рассказ о том, как мистическое знание каулы было принесено на Землю:

«Ты, о, Великая Богиня, Ума, и я, дорогая, твой муж. Я господин (натха) [богини] Шри, потому я [зовусь] Шринатха… Когда ты и я принесли знание клана в Камарупу[13], сущность [нашего сына], шестиротого Сканды, снизошла в тебя. Знание [клана] [было изложено] им в священных писаниях… Я обитаю на Лунном Острове в своей неявной форме (авьяктам)…»[14].

Именно сюда помещается сообщение о краже и восстановлении священных писаний Каулы, после которого повествователь Бхайрава продолжает описывать генеалогию, начиная с отчётливой ссылки на категории санкхьи – авьяктам и махатма[15]: «Великая самость (махатма) была сформирована вначале из непроявленного (авьяктам). Этим канал доступа (гокарам) к непроявленному был привнесён в бытие через кланы»[16]. В двух местах в следующих семи стихах перечислены  кланы и божества, которые передали им знание каулы[17]: Богиня рассказала это кланам Сканды и Ганеши, Нандин – клану Махакалы, Джая – клану Виджаи и другим[18]. В этом перечне также упомянуты божества Харасиддхи, возможные отсылки к богине Харасиддхи, чей культ широко засвидетельствован в средневековых непальских источниках[19]. И наконец, текст придаёт особое значение «Йогине по имени Калика, чьё высокое положение равно моему собственному [Бхайравы]»[20]. Здесь отсылка к Калике может быть отсылкой к её центральному положению в важной, базирующейся на кашмирской, традиции каулы, называемой Кали-Крама («Последовательность Кали»), в которой она стоит особняком в сердце мандалы клана. Между этими двумя более или менее параллельными перечнями кланов и их соответствующими передатчиками знания каулы вставлено объяснение отношений между Богом и его созданиями:

«[Непроявленное божество] является не имеющим клана (акула), где я живу  [на Лунном Острове]. Затем, в конце космической эры и космической эпохи [всё] будет пребывать внутри моего тела. Так же, как в отдельном семени (джива) заключено возникновение дерева с его цветами, корнями, плодами, листьями и ветвями, так и с другими существами, которые образовываются в пределах моего тела… Но пребывающие в неведении (аджняна) существа впадают в грубое состояние индивидуальной души (пашу)»[21].

Здесь термин «пашу» – «одомашненное животное», «жертвенное животное» – используется в том же значении, что и в Агамах шайва-сиддханты: индивидуальная душа или собственная личность практически идентична верховному божеству мужского пола (пати), но остаётся отделённой от него из-за своей зависимости от материи (паша). В соответствии с вокабуляром тантристов, непосвящённые назывались пашу («невежественные скоты») в противопоставление вирам, чьё знание было в немалой степени чувственным. Первые – лишь пища для йогинь, в то время как вторые, элита, становятся приближёнными к этим созданиям и разделяют с ними сексуальные флюиды и удовольствия. В этом контексте следует отметить, что практически ни одна из скульптур, найденных в средневековых храмах йогинь, не изображает половой акт между йогинями и мужчинами-практиками, в то время как ужасающие изображения «ведьм» и вурдалаков, пожирающих  животную и человеческую плоть, бесчисленны[22]. В Каула-джняна-нирнае способ разрушить привязанность к материи – это знание (джняна) как противоположность неведению. В этом случае священное знание каулы, распространённое через различные божественные кланы, теперь восстановлено и раскрывается Бхайравой в тексте «Происхождение учения каулы»:

«От Махакаулы возникла Сиддха-каула; от Сиддха-каулы – «Возникшая из брюха рыбы». Это было сказано мной в каждую из четырёх эпох (юг). В первую эпоху появилась каула, во вторую – каула, известная как Махат; в третью –  Сиддхамрита, и в Кали-югу – «Возникшая из брюха рыбы»[23].

Здесь мы видим мифолого-историческое видение появления традиции каулы, которая была представлена в Каула-джняна-нирнае. Два последних звена цепи имеют особое значение, так как они выступают как два берега каула-практики, которые, как признавал Матсьендра, образовали «основное направление» традиции Каулы, превозносимое Абхинавагуптой и другими как авторитетное. Сиддха-каула, собственная «мужская» традиция Матсьендры, подразумевающая поклонение высшему мужскому божеству, слившаяся с Йогини-Каулой, по двум причинам здесь называется «Возникшей из брюха рыбы». Первая из них – мифологическая: в этой же главе мы читали о Бхайраве, который, превратившись в рыбака, извлёк священные писания каулы из брюха рыбы. Вторая – сексуальная, напоминающая о практиках Йогини-Каулы: как истолковывает Lilian Silbum, живот рыбы машинально увеличивается и сокращается – подобно половым органам[24].

В 21-й главе Каула-джняна-нирнаи[25] даётся обширный список различных субкланов каулы, некоторые из которых представляются фазами или этапами в процессе создания: Сриштикаула («Клан творения»), Махакаула, Тимири[-каула] («Клан Тьмы»), Сиддхамрита[-каула], Матакаула («Клан Матерей»), Шактибхедакаула («Клан делений Йогинь»), Урмикаула («Клан Змеи») – которые представляют собой «сближение с Джнянакаулой в четырёх югах» – так же как Сиддхешвара[-каула] («Клан [Шивы], Владыки совершенных существ»), Ваджрасамбхавакаула («Клан, произошедший от молнии») и Мегхаджа-каула («Клан дождевой воды»), «которые выпущены давно и далеко в эту каулу».

Несмотря на многочисленные разрывы в повествовании, а также повторения и несоответствия, 16 глава Каула-джняна-нирнаи представляет мифологику каулы и как клана или семьи, и как эзотерического знания, состоящую из знания истинной природы, но так же и «сока» (сабхава) этого же генеалогического древа. Через знание клана, переданное с помощью этих божественных посредников к «йогине по имени Калика», индивидуальные личности, по-видимому, отрезанные невежеством от их божественного начала, могут найти способ вернуться к их божественному источнику.

[1] Датировка Багчи основывается на палеографических сравнениях с более ранними непальскими рукописями, хранящимися в Библиотеке Кембриджского Университета и проанализированных Бендаллом в его Catalogue of the Cambridge Mss., опубликованном в 1883 г.

[2] Heilijgers-Seelen, System of the Five Chakras (1994), pp. 9, 33; и Dyczkowski, «Kubjika, Kali, Tripura and Trika», p. 28.

[3] Тантралока 1.7

[4] Резюме этой ранней литературы и ее датировку см. в: Brunner, Oberhammer, Padoux, Tantrikabhidhanakosa, pp. 26-30; Sanderson, «Remarks» (2002), 1-2.

[5] Это Рудраямала-тантра, которая была опубликована Департаментом Йогатантры Санскритского Университета Сампурнананды в Бенаресе (см. библиографию), отличная от утерянной более ранней работы, что цитируется Абхинавагуптой и Джаядратхаямалой. Об относительных датах этих работ см. ниже, гл. 7, прим. 86.

[6] Yoni Tantra, ed. Schoterman (1980). Датируется на основе ее перечисления десяти богинь Махавидий (в 3.15-16), поздней конфигурации.

[7] Kaulavali-Nirṇaya, ed. Avalon (1929). Датируется на основе перечисления тантр, которые она цитирует в своих открытых стихах (Kaulavali-Nirṇaya 1 .2-13). См. Goudriaan and Gupta, Hindu Tantric and Sakta Literature (1981), p. 141.

[8] Малла правили в долине Катманду с XIII до XVIII вв., с величайшим расцветом тантрической культуры XV и XVIII вв.: Toffin, Le Palais et le temple, pp. 30, 127, 193. Однако впервые тантра проникла в долину в XI в., поскольку это произошло тогда, когда самые ранние рукописи Кубджики были принесены, либо составлены или скопированы, и заархивированы там: Dyczkowski, «Kubjika, Kali, Tripura and Trika», p. 22-23.

[9] Каула-джняна-нирная 16.11a-14b.

[10] Садашива и Шрикантха являются именами Шивы в шайва-сиддханте.

[11] Здесь я исправил trāyate на trāyame.

[12] Каула-джняна-нирная 16.15a-20a.

[13] Здесь я исправил kāmarūpi на kāmarūpe.

[14] Каула-джняна-нирная 16.20b-22a.

[15] Каула-джняна-нирная 16.38ab.

[16] Этот сложный пассаж (Каула-джняна-нирная 16.38b.) почти идентичен стиху 22b той же главы. Первый говрит «avyaktagocaram tena kulairjātam mahākṛpe», тогда как второй – «avyaktam gocaram tena kulajātam mama priye». Ясно, что компилятор или переписчик этого текста сделал определенные вырезы и вставки, чтобы создать повествовательные переходы.

[17] Каула-джняна-нирная 16.39a-40b, 44b-46a.

[18] Джая и Виджая идентифицируются с богиней Дургой (и Кали) уже в т.н. «Дурга-стотре» из Махабхараты (appen I, no. 1. line 11: издания см. в библиографии): см. ниже, гл. 2, прим. 88.

[19] Непальская легенда полагает, что эта богиня была принесена из Удджайна в долину Катманду царем по имени Викрамадитья в 426 г. до н.э.: Toffin, Le Palais et le temple, pp. 176-78.

[20] Каула-джняна-нирная 16.40b, 46a. Подобная линия передачи подробно описана в Каула-джняна-нирнае 22.1b-3a: Харасиддхи, Винаяка, Сканда, Махакала, йогини Калика, Нанди, Бхаттака, Дронака, Виджая и «высоко прославленные Матери, шесть йогинь». Вероятно, это отсылка к шести Матерям или йогиням более поздних традиций Кубджики. О них см. ниже, гл. 7, прим. 107; и гл. 8, прим. 64, 65.

[21] Каула-джняна-нирная 16.41a-43b.

[22] Это может касаться стоящих скелетообразных помощников, фигурирующих на пьедесталах некоторых йогинь в Бхерагхате, которые, в состоянии повышенного сексуального возбуждения, предназначены указывать на ритуал майтхуна: Dehejia, Yogini Cult and Temples (1986), p. 64. С другой стороны, они могут быть просто ранними индуистскими версиями обычных буддистских тантрических призраков, известных как читипати, фигурирующих вместе с женщинами типа йогинь на буддистских зданиях в современном Непале и Бутане. Превосходная тибетская буддистская тхангка XVIII в., изображающая такую пару, имеется в: Béguin, Art ésotérique de l’Himâlaya (1990) plate 54, p. 106.

[23] Каула-джняна-нирная 16.46b-48b. «Рыбье брюхо» относится к способу, которым писание каулы было возвращено Бхайравой в форме рыбака. Этот миф обсуждается ниже, в гл. 4, ч. 3.

[24] Silburn, Kuṇḍalini (1983), p. 76. В другом месте я доказывал, что вдобавок к этим значениям «рыбье брюхо» также относится к хатха-йогической диафрагматической задержке, практике, наиболее известной как кумбхака: White, Alchemical Body, pp. 222-29. См. ниже, гл. 4, прим. 53,  58, 65.

[25] Каула-джняна-нирная 21.5a-7b.

 

Назад к §3. Тантра и каула

Вперёд к Глава 2. §1. Ведические истоки: поцелуй йогини