Вывихи, разрывы мышц и повреждения мозга: чем может быть опасна йога

Никого не удивляет возможность получить травмы от занятий бегом, велоспортом, воздушной гимнастикой и любым другим видом активной физнагрузки. Однако травмоопасность йоги, предполагающей всевозможные «завязывания в узлы», ещё не так давно была недооценена.

В первую очередь этому поспособствовали маркетинговые ухищрения: современная йога ещё на заре своего появления – в первой половине XX века – позиционировалась как безопасная практика, идеально подходящая для поправки здоровья. Позднее и без того малочисленные медицинские исследования тонули в море восторженных статей из глянцевых журналов, одни преподаватели не слышали, а другие не хотели слышать о случаях травм, к которым привели занятия йогой.

О безопасности йоги заявляли даже такие мэтры, как Свами Шивананда и Паттабхи Джойс. Другие – как Айенгар и Индра Деви – просто не упоминали слово «травма» в своих книгах.

Современные врачи, напротив, чуть ли не с упоением перечисляют травмы, полученные практикующими, и выступают с предупреждениями об опасности йоги. Этому посвящены десятки научных трудов. Согласно исследованиям, среди самых частых йоговских травм – растяжение и разрыв мышц, однако встречаются и более жуткие и неожиданные, вроде парализованных конечностей и повреждений мозга.

Эта статья адресована прежде всего самостоятельным практикующим и начинающим преподавателям. Предлагаю вам немного испугаться и дополнить своё видение практики и преподавания йоги, сделав его более реалистичным. И, надеюсь, как следствие, нижеизложенная информация промотивирует вас начать проявлять больше бдительности и аккуратности всякий раз, когда вы встаёте на коврик 😉

Первые медицинские отчёты о рисках травматизма йоги появились в самых авторитетных медицинских журналах мира в конце 1960-х годов – вскоре после того, как Запад заинтересовался этой практикой.

Ранние исследования были посвящены повреждению нервов – от относительно лёгких до серьёзных травм, в результате которых практикующие не могли передвигаться без посторонней помощи. К примеру, студент колледжа, занимающийся йогой более года, начал подолгу сидеть на коленях и пятках (в ваджрасане), распевая мантры. Вскоре ему стало тяжело ходить, и во время осмотра врачи из манхэттенской клиники обнаружили у студента частичное нарушение иннервации обеих ног. Причина была в травмировании одной из ветвей седалищного нерва под коленом: при продолжительном сидении в ваджрасане мышцы и сосуды ног оказались настолько сильно сжаты, что произошло нарушение клеточного питания икр и ступней. После прекращения практики этой позы на обследовании, проведённом через два месяца после первого приема, проблему уже не обнаружили.

Со временем было диагностировано ещё несколько подобных случаев. Самый серьёзный из них произошёл с 42-летней женщиной, заснувшей в пашчимоттанасане (наклоне вперёд в положении сидя). Врачи выявили повреждение обоих седалищных нервов. Трёхмесячное лечение помогло женщине восстановить «частичную чувствительность», однако через полгода она так и не могла самостоятельно ходить, и врачи заключили, что нормальная подвижность ног вряд ли до конца когда-нибудь восстановится.

Были зафиксированы и более серьёзные травмы. Несколько случаев в 1970-х годах затронули мозг, что заставило врачей прийти к выводу, что некоторые асаны способны ухудшить мозговое кровообращение и тем самым повысить риск инсульта.

Как выяснил британский учёный и врач У. Ритчи Расселл, при выполнении поз йоги, предусматривающих экстремальные сгибания, разгибания и повороты шеи, сдавливаются артерии, а в некоторых случаях происходят даже разрывы и повреждения их стенок. В качестве примера Рассел привёл стойку на плечах (саламба сарвангасану) и позу кобры (бхуджангасану).

Предупреждение Рассела оказалось своевременным: спустя год после публикации исследования врач Уиллибальд Нэглер описал случай своей 28-летней пациентки, «активно занимавшейся йогой», которая пережила инсульт, выполняя позу перевёрнутого лука (урдхва дханурасану). Выполняя продвинутый вариант, женщина, прогнув шею назад, коснулась головой пола. Находясь в этом прогибе, она «вдруг ощутила сильную пульсирующую головную боль». Затем у неё не получилось подняться. Когда же ей помогли встать на ноги, женщина уже не могла идти без посторонней помощи.

Пациентку срочно отправили в больницу, где врачи обнаружили значительное сужение левой позвоночной артерии между позвонками С1 и С2 – возможное место блокировки артерии, что и привело к инсульту. Также выяснилось, что повреждены артерии, подходящие к мозжечку. Женщине  прописали интенсивную программу реабилитации, и лишь спустя два года она смогла наконец самостоятельно передвигаться. В конце своего отчёта Нэглер писал, что подобные повреждения хоть и редки, но должны послужить предупреждением об опасности «чрезмерного разгибания шеи».

Ещё несколько случаев, произошедших в последующие годы, заставили врачей порекомендовать не выходить за «физиологические пределы», выполняя движения шеей. В учебнике «Наука гибкости», впервые изданном в 1996 году, целый раздел был посвящен «запрещённым упражнениям». В нём риск инсульта приписывался позам с экстремальным отклонением шеи назад, в том числе «мостику» и позе кобры. Суммируя текущие медицинские исследования, автор учебника назвал пользу от этих поз слишком ничтожной, чтобы «оправдать потенциальный, хоть и небольшой, риск закупорки позвоночных артерий». И советовал избегать выполнения этих поз.

Тем временем оказалось, что травмы, полученные при занятиях йогой, не ограничиваются повреждениями периферических нервов и инсультами. В 2002 году был зафиксирован резкий скачок количества травм, полученных в результате занятий йогой (в то время как в предыдущие годы отмечалось постепенное увеличение). В 2000 году было 13 подобных обращений, в 2001 году – 20 случаев. Затем в 2002 году их число выросло более чем вдвое – 46 обращений. Во всех этих случаях мужчины и женщины (а иногда и дети) получили настолько серьёзные травмы, что им понадобилась срочная медицинская помощь.

Это была верхушка айсберга – ведь система федерального учёта охватывает далеко не все больницы, кроме того, лишь малая толика получивших травмы обращается к врачам «скорой помощи»: многие из них идут к семейным докторам, специалистам по альтернативной медицине и т.д..  Таким образом, многие травмы просто не учитываются.

В отчёте 2002 года о 46 пациентах выяснилось, что за помощью обратились люди в возрасте от 15 до 75 лет, то есть средний показатель – 36 лет. Большинство из них – 83% – женщины. Основной вид травм связан с суставами. Среди них были травмы лучезапястного (упоминались 6 раз), голеностопного (5 раз), плечевого сустава (4 раза), а также шейного отдела позвоночника (4 раза). Пациенты жаловались на боль, растяжения, вывихи. Однако встречались и более серьёзные проблемы. К примеру, в шести случаях имели место смещения и трещины костей.

Волна травм привела к тому, что с начала нулевых в прессе активнее заговорили о травмоопасности йоги, тему затрагивали даже «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост». Однако в серьёзном обсуждении проблемы участвовали преимущественно преподаватели не самого высокого ранга, звёзды йоги в основном отмалчивались.

Главной площадкой для откровений стал Yoga Journal. В журнале появилось несколько материалов, в том числе статья 2003 года, в которой преподаватель йоги Кэрол Крукофф рассказала, как однажды во время съёмок для национального телевидения не рассчитала свои силы при выполнении уттхиты падангуштхасаны (позы захвата большого пальца ноги). Выпрямляя ногу, она порвала подколенное сухожилие. Полностью разогнуть ногу женщина смогла лишь спустя год реабилитации, в течение которого много лежала и проходила физиотерапию. В статье она признавалась, что это был бесценный урок о том, как важно делать разминку и не красоваться перед окружающими.

Также на страницах Yoga Journal Кейтлин Куистгаард, тогда главный редактор журнала, поведала о том, как на занятии йогой получила повторную травму ротаторной манжеты плеча, после чего боль мучила её несколько месяцев.

Тогда же в журнале появился дисклеймер, набранный мелким шрифтом: «Авторы, издатели, сотрудники и распространители Yoga Journal не несут юридической ответственности за вред, нанесенный упражнениями, опубликованными в журнале, и изложенными в нём рекомендациями».

К чести Yoga Journal, его авторы упомянули даже об инсультах, хотя и подсластив пилюлю. В статье говорилось, что врачи выявили пять опасных поз: стойка на голове, стойка на плечах, поза вытянутого бокового угла, поза треугольника и поза плуга.

В это же время американские йоги впервые ощутили на себе хватку бюрократического контроля: в США был принят закон, регулирующий обучение преподавателей.

Но несмотря на начавшуюся программу сертификации, вскоре стало известно еще об одном тревожном случае: пострадала 29-летняя женщина, проходившая обучение на преподавательском курсе в крупнейшем центре йоги «Крипалу» в Беркширских горах. Однажды вечером она практиковала дыхание капалабхати, а на следующий день проснулась от нехватки воздуха и боли в левой части грудной клетки.

Рентген выявил пневмоторакс левого лёгкого: воздух скопился в плевральной полости и лёгкое не могло полностью расправиться. Понадобилась срочная операция: с помощью дренажной трубки лишний воздух был удалён, и лёгкое расправилось.

Впоследствии имели место ещё несколько подобных случаев, вызванных выполнением пранаям, что повлекло предупреждения врачей быть осторожнее в выполнении практик быстрого дыхания, таких как капалабхати и бхастрика.

Лавина травм и исследования их причин привели к тому, что одни преподаватели начали модифицировать рискованные позы, а другие и вовсе исключали их из своих программ. Это коснулось в первую очередь ширшасаны (стойки на голове), падмасаны (полной позы лотоса) и саламба сарвангасаны (стойки на плечах). Подробности о наиболее рискованных позах йоги и способах снизить их травмоопасность можно узнать из этого материала.

В 2009 году группа учёных из Нью-Йорка – врачи Колумбийского колледжа терапевтов и хирургов – опубликовала результаты опроса 1300 преподавателей йоги и врачей из 34 стран мира. Респонденты практиковали разные виды йоги, в том числе виньясу, йогу Айенгара, анусара-йогу, аштангу и крипалу.

Участников просили поделиться не только личным опытом, но и наблюдениями за учениками и пациентами. Главный вопрос звучал так: «С какими самыми серьёзными травмами (повлекшими постоянную недееспособность и/или период длительного восстановления) вам приходилось сталкиваться?».

Самое большое число травм (231 ответ) оказалось связано с поясничным отделом позвоночника. Дальше следовали, в порядке убывания, плечо (219 случаев), колено (174) и шея (110). Среди ответов встречались и более конкретные. К примеру, респонденты были свидетелями 43 позвоночных грыж, 17 трещин костей и 5 случаев, когда у практикующих возникли проблемы с сердцем. И, наконец, среди ответов были четыре случая инсульта, к которым привели радикальные йоговские сгибания и скручивания.

Результаты опроса появились на страницах Международного журнала йога-терапии, то есть с ними мог ознакомиться широкий круг читателей, интересующихся проблемой травмоопасности.

К счастью, в последние годы многие преподаватели по всему миру начали следовать принципу «безопасность – прежде всего», предостерегая учеников от неаккуратной практики и стараясь учитывать индивидуальные нужды и особенности каждого. Грамотный тренер обязательно спросит у новичка о наличии травм и противопоказаний, и даже видеоуроки предлагают перед началом занятий проконсультироваться с врачом.

И всё же закончить хочется на серьёзной ноте, словами Гленна Блэка – именитого американского преподавателя йоги, чей опыт исчисляется десятками лет: «Нужно отодвинуть эго в сторону и взглянуть на себя со стороны, оценивая, не принесёт ли, в конечном счёте, вред то, чем вы сейчас занимаетесь».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *