Краткая история йоги в Новейшее время

Толчком к созданию йоги в том виде, в котором мы её знаём, послужило, как ни странно, движение за независимость Индии.

Именно ряд его активистов устроил переворот в йоге и её тотальный ребрендинг, на 180 градусов развернув негативное и скептическое отношение к практике и её адептам (как йоги дошли до жизни такой, читайте в первой части).

Чтобы выдворить клятых британцев, индийской элите нужна была национальная идея, способная объединить массы и отвергнуть мысль о превосходстве Запада. Древний период индийской истории стали рассматривать как эпоху культурного, религиозного и социального величия. Началась кампания по модернизации индуизма, и йога заняла в ней одно из ключевых мест. Бродячие «йоги» к тому моменту успешно стали символом всего, чем так плох индуизм, поэтому йога нуждалась в тотальной смене имиджа в глазах индийцев.

Первый значимый вклад в реабилитацию йоги сделал активист движения за независимость Индии Джаганнатх Гун, открыв в 1924 году ашрам к югу от Бомбея, где впервые началось крупное экспериментальное исследование йоги. Гун построил лабораторию, оснастил её новейшим оборудованием и начал выпускать альманах «Йога Миманса», в котором публиковал результаты своих исследований. За полвека работы Гуну удалось создать йоге новый облик: она стала синонимом практики для поддержания здоровья и физической формы, подкреплённой научными данными и лишённой мистицизма. В ашраме Гуна не только проводили исследования, но и обучали йоге. Кстати, и тут он совершил переворот, заявив в 1926 году, что йога «особенно хорошо подходит для женщин», и начав принимать их на обучение.

Так, одна нога современной йоги растёт из Бомбея, а вот вторая — из Майсора. В тот момент Майсор был одним из самых прогрессивных индийских княжеств, а правящая семья играла важную роль в национальном движении. Принцы Майсора в течение десятилетий практиковали стиль йоги, объединявший элементы индийских боевых искусств и традиционной борьбы с западной гимнастикой и обычными упражнениями, в том числе теми, которым индусы научились у британцев. Целью этой практики была популяризация боевых искусств, укрепление мышц и оздоровление организма.

В 1933 году администрация Майсорского дворца наняла нового учителя йоги — Тирумалая Кришнамачарью, который впоследствии разработал свой стиль йоги. Его особенностью было соединение поз в связки и плавное перетекание асан из одной в другую. Именно эта идея привела к появлению «древнейшей» последовательности Сурья-намаскар, а в дальнейшем к появлению ряда других современных видов йоги, таких как аштанга, виньяса, пауэр-йога и других.

Кришнамачарья популяризировал йогу в Индии, время от времени отправляясь в «йога-туры». Побывав в 1934 году в ашраме Гуна, он проникся бытующими там идеями и развил тему терапевтического эффекта практики в своей книге «Йога Макаранда» (правда, без особой аргументации того, почему та или иная асана оказывает именно такой оздоравливающий эффект).

Однако не Кришнамачарья превратил йогу в космополитичную дисциплину, а его талантливые ученики. И талантливые не только как практики йоги, но и как практики маркетинга.

Как ни странно, первую весточку западному миру принесла женщина (как мы помним, большую часть своей истории йога была доступна за редким исключением лишь мужчинам). Это была ученица и Гуна, и Кришнамачарьи – Евгения Петерсон, дочь шведского банкира и русской аристократки. Она являлась восходящей звездой индийского кинематографа, выступавшей под сценическим псевдонимом Индра Деви, когда ей диагностировали серьёзное сердечное заболевание. Поправив здоровье в ашраме Гуна, обучившись затем у Кришнамачарьи и вдохновившись йогой, в 1947 году Индра Деви отправилась в Голливуд, где стала первым «звёздным инструктором».  Спустя шесть лет она выпустила книгу «Вечная молодость, вечное здоровье», ставшую первым бестселлером хатха-йоги в западном мире.

Однако Индра Деви не спускалась со звёздного Олимпа, обучая Грету Гарбо и Мэрилин Монро. Так что звание первооткрывателя йоги для западного общества я бы отдала всё же другому ученику Кришнамачарьи.

Б. К. С. Айенгар создал одноимённый стиль йоги на основе системы Кришнамачарьи и знаний из областей медицины, анатомии и физиологии. В 1952 году Айенгар познакомился и подружился с известным американским скрипачом Иегуди Менухиным – одним из ранних поклонников и популяризаторов йоги на Западе. Благодаря его поддержке индиец смог отправиться преподавать йогу в Европу, где его занятия пользовались большой популярностью. Йог посетил Англию, Францию, Швейцарию и другие страны. Книга Айенгара «Прояснение йоги», выпущенная в 1965 году, разошлась по всему миру тиражом более миллиона экземпляров.

Ещё одним звеном этой современной парампары стал Паттабхи Джойс: созданную им аштанга-йогу ждал не меньший успех, чем йогу Айенгара. В отличие от терапевтической направленности Айенгара, аштанга стала достаточно жёстким и энергозатратным стилем. В 1964 году у Джойса появился первый ученик-европеец, который затем написал самоучитель по йоге, упомянув и своего преподавателя, после чего к нему в Майсор потянулись сотни европейцев и американцев. В 1975 году Паттабхи Джойс совершил своё первое турне по Америке, с которого началась популяризация аштанги по всему миру.

Итак, Запад с восторгом принял индийскую диковинку. Однако, как не сложно догадаться, интеграция йоги в обиход Советской России происходила не так гладко.

Перейти к третьей части.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *