Ванг Вьенг: пати-таун, которого не могло быть

«Если бы тинейдежры правили миром, это могло бы напоминать Ванг Вьенг».
The New Zealand Herald

В начале 1990-х годов коммунистический Лаос открылся иностранному туристу[1], и Ванг Вьенг стал одним из пунктов так называемого Banana Pancake Trail – маршрута, облюбованного ценителями бюджетных путешествий по Юго-Восточной Азии.

Пара улиц, рынок и заброшенная взлётно-посадочная полоса, оставшаяся в наследство от американцев[2], – вот, собственно, и весь город. Зато Ванг Вьенг находится всего в 156 км от столицы и расположен по пути из Вьентьяна в другой популярный у туристов город – Луангпхабанг, так что грех не заскочить. Сначала сюда приезжали наслаждаться видами маленьких, но гордых гор, сельским спокойствием и ползанием по пещерам.

А потом появился тюбинг.

В 1998 году уроженец Ван Вьенга Танонгси Сорангкон (Thanongsi Sorangkoun) приобрёл для волонтёров, работавших на его эко-ферме в четырёх километрах к северу от города, автомобильные камеры. Он решил, что это будет «дешёвый и экологичный способ увидеть реку». Тогда Сорангкон и не догадывался, что эта покупка определит судьбу всего Ванг Вьенга на долгие годы вперёд.

В начале 2000-х сплав по реке Нам Сонг стал набирать популярность, и уже спустя несколько лет вдоль берега выстроились кое-как сколоченные деревянные бары с верёвочными качелями, тарзанками и даже водными горками. От одного такого «причала» к следующему сплавлялись туристы, заправляясь в каждой точке алкоголем или веществами. В барах звучала клубная музыка и предлагались бесплатные шоты местного виски Лао-Лао, которое стоит дешевле, чем вода, и продаётся пляжными ведёрками. Также в меню оказались «happy» pizza и «magic» shake. В какой-то момент на карте города добавилась новая метка «Парк водных развлечений», а какие-то предприимчивые местные жители выпустили футболки с надписью «Тюбинг в Ванг Вьенге, Лаос».

Так за считанные годы крохотный лаосский городок превратился в одну из тусовочных столиц  Юго-Восточной Азии.

В середине 2000-х в районе Ванг Вьенг с населением 51 тысяча человек соотношение туристов и местных жителей составляло примерно 3:1, а в самом городке, где и сосредоточены почти все туристы, в иной день это соотношение достигало поразительного показателя 15:1. Две улицы городка превратились в скопление баров, ресторанов, гестхаусов и турагентств. Большинство туристов приезжало из Европы и Австралии, но встречались и японские студенты, дети южноамериканских богачей, индийские программисты. Несколько десятков европейцев неофициально работали в барах, заводя толпу и поддерживая атмосферу: другие иностранцы доверяли им и не думали о том, что могут пить из пляжного ведёрка бормотуху непонятного происхождения.

Водные развлечения в сочетании с неконтролируемым приёмом веществ и алкоголя, очевидно, нередко приводили к травмам отдельных частей тела, а то и всего туриста целиком.

В 2011 году, к примеру, утонуло 22 иностранца. При этом местные врачи утверждают, что число жертв среди туристов было выше, просто некоторых сразу отправляли во Вьентьян и не фиксировали в Ванг-Вьенгской больнице. По заявлению местного доктора Чита, в 2012 году к ним в больницу ежедневно поступало 5-10 туристов с переломами, инфицированными ранами, интоксикацией от алкоголя или веществ. Причём большинство смертей происходило на одном и том же полном баров участке реки, длина которого меньше 1 км.

Вакханалия с туристами, которые не просто закидывались и бухали, но и разгуливали в бикини и шортах, прилюдно обжимались и горлопанили – короче, вели себя вообще не по местным понятиям – очевидно, сильно изменила жизнь аборигенов. Кто-то недовольно поглядывал в сторону распущенных европейцев и грохочущей из баров музыки, а кто-то (и их много) извлёк из ситуации нехилый профит[3]. С владельцами новоиспечённых кафе и продавцами штанов со слонами всё ясно, но могли ли вы подумать о бизнес-ассоциации, в которой участвовали 1555 близлежащих хозяйств? Хозяйства были разделены на 10 единиц, и каждые 10 дней право сдавать камеры туристам в аренду переходило к очередной единице. Вот так.

Несмотря на то, что ряд местных поднимал (и поднимает, только в новом формате) с туристов немерено бабла, недовольство тоже можно понять. Представьте, что в вашем тихом провинциальном городке стало проходить нечто вроде пхукетских Full moon party, только не раз в четыре недели, а ежедневно. Помимо уже упомянутых шумных вечеринок, поведения и облика туристов[4], местные стали жаловаться на распространение преступности и наркомании среди детей, мусор и вред окружающей среде, а также – внезапно – на то, что в реке завелись злые духи.

В провинции Ванг Вьенг, как и во многих других сельских районах Азии, аборигены придерживаются этакой помеси анимизма с буддизмом, так что местные уверены, что такое количество смертей юных иностранцев просто обязано было приманить какую-нибудь нечисть. Лао начали избегать подходить к реке и использовать её для купания, игр, рыбалки и стирки.

Что до стимуляторов, как признавались местные жители корреспонденту The Guardian, они тоже пьют Лао-Лао, но только по особым случаям. Даже употребление опиума входит в традиционную культуру местных племён, например, хмонов, но в совершенно другом, не «вечеринковом» формате.

Положить конец безудержному веселью мешали, как обычно, коррупция и кумовство.

Многие заведения принадлежали самым влиятельным людям города, взявшим на прикорм  туристическую полицию и чиновников. Однако лавочку всё же пришлось прикрыть незадолго до встречи глав государств Юго-Восточной Азии в Лаосе в 2012 году, когда иностранные послы сообщили лаосским властям, что растущее число смертей иностранцев в пати-тауне вообще некстати. И в третьем квартале 2012 года правительство Лаоса провело в Ванг Вьенге карательную кампанию, закрыв почти все бары вдоль реки.

Тюбинг никуда не делся, хотя и стал гораздо более контролируемым. По словам местных, туристы стали больше времени уделять альпинизму, каякингу и катанию на горных велосипедах. Обстановка в целом стала более спокойной, и туристы, говорят, даже ходят более одетыми.

Хотя число западных гостей снизилось, им на смену пришли туристы из Японии, Китая и Южной Кореи, компенсируя местным финансовые потери. Такая тенденция, однако, породила новую проблему, поскольку туристы из Азии не любят дешёвое жильё и требуют более престижные места для отдыха.

Так что последние года три Ванг Вьенг активно преображается: возле дешёвых basic bungalows появляются домики с роскошной обстановкой и цивильные рестораны вместо алко-нарко-баров. Предприниматели и чиновники позиционируют происходящее как восстановление, возрождение Ванг Вьенга (ну да, конечно, именно так тут всё и было лет 50 назад, ещё до американских бомбёжек). Хотя очевидно, что это  классическая прогрессирующая коммерциализация популярного места, где за чашку нудл-супа, постой и штаны со слонами с каждым годом придётся платить всё больше.

Уже год назад, лёжа в гамаке на террасе бунгало по ту сторону реки нельзя было любоваться городом из-за новых дорогих домиков. Быть может, пройдёт ещё пара-тройка лет, и мы навсегда потеряем этот странный, дикий пати-таун, которого и так не могло быть. Так что устремляйте туда свои стопы, пока не поздно 😉

[1] На самом деле, всякие хиппи облюбовали Лаос ещё в 60-х – Вьентьян тогда был мировой столицей легального опиума. Однако американские ковровые бомбардировки страны во время Вьетнамской войны не пошли на пользу туризму.

[2] В 1964-73 годы, во время Войны во Вьетнаме, американцы построили здесь авиабазу и взлётно-посадочную полосу «Lima site 6», которая использовалась компанией Air America.

[3] Конечно, это касается тех, кто оказался в первом ряду возле кормушки: обычным наёмным работникам приходилось  не всегда сладко. К примеру, корреспондент The Guardian в статье 2012-ого года пишет о 19-летнем юноше по имени Дунгсамон (Doungsamone), который по окончании школы нашёл работу в «большом туристическом ресторане с огромным телевизором», по которому (традиционно для Ванг Вьенга) крутили западные сериалы вроде «Друзей» и «South Park». Бедняга работал с шести утра до часа ночи каждый день за 500 тысяч кипов в месяц. Родители не давали ему вернуться домой, потому что не хотели, чтобы он повторил их судьбу – всю жизнь проработал на рисовой ферме. А хотели, чтобы закрепился в городе и выучил английский.

[4] Лаосская национальная  администрация туризма (the Laos National Tourism Administration) даже запустила специальные «программы информирования», которые просят туристов уважать и соблюдать правила и традиции лаосского народа, а лаосский народ, в свою очередь, просят не копировать поведение туристов. Теперь по всей стране можно встретить этакие типовые комиксы, которые наглядно объясняют, что нельзя купаться нагишом и разгуливать с косяком в зубах в обнимку с полуголой красоткой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *